4#

В людях. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В людях". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2638 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 169 из 354  ←предыдущая следующая→ ...

The windows were open.
Окна открыты.
Through the curtains and the screen of flowers I could see the fine figures of officers moving about the room.
The rotund major waddled about, and she floated about, dressed with astonishing simplicity, but beautifully.
Сквозь занавеси и сети цветов я видел, как по комнатам двигаются стройные фигуры офицеров, катается круглый майор, плавает она, одетая удивительно просто и красиво.
In my own mind I called her
“Queen Margot.”
Я назвал её про себя - Королева Марго.
“This is the gay life that they write about in French books,” I thought, looking in at the window.
"Вот та самая весёлая жизнь, о которой пишут во французских книгах", думал я, глядя в окна.
And I always felt rather sad about it.
A childish jealousy made it painful for me to see
“Queen Margot” surrounded by men, who buzzed about her like bees over flowers.
И всегда мне было немножко печально: детской ревности моей больно видеть вокруг Королевы Марго мужчин, - они вились около неё, как осы над цветком.
Her least-frequent visitor was a tall, unhappy-looking officer, with a furrowed brow and deep-sunken eyes, who always brought his violin with him and played marvelously — so marvelously that the passers-by used to stop under the window, and all the dwellers in the street used to gather round.
Even my employers, if they happened to be at home, would open the window, listen, and praise.
Реже других к ней приходил высокий, невесёлый офицер, с разрубленным лбом и глубоко спрятанными глазами; он всегда приносил с собою скрипку и чудесно играл, - так играл, что под окнами останавливались прохожие, на брёвнах собирался народ со всей улицы, даже мои хозяева - если они были дома - открывали окна и, слушая, хвалили музыканта.
I never remember their praising any one else except the subdeacon of the cathedral, and I knew that a fish-pie was more pleasing to them than any kind of music.
Не помню, чтобы они хвалили ещё кого-нибудь, кроме соборного протодьякона, и знаю, что пирог с рыбьими жирами нравился им всё-таки больше, чем музыка.
Sometimes this officer sang, or recited verses in a muffled voice, sighing strangely and pressing his hand to his brow.
Иногда офицер пел и читал стихи глуховатым голосом, странно задыхаясь, прижимая ладонь ко лбу.
Once when I was playing under the window with the little girl and
“Queen Margot” asked him to sing, he refused for a long time.
Then he said clearly:
Однажды, когда я играл под окном с девочкой и Королева Марго просила его петь, он долго отказывался, потом чётко сказал:
“Only a song has need of beauty, While beauty has no need of songs.”
Только песне нужна красота,
Красоте же - и песни не надо...
I thought these lines were lovely, and for some reason I felt sorry for the officer.
Мне очень понравились эти стихи, и почему-то стало жалко офицера.
What I liked best was to look at my lady when she sat at the piano, alone in the room, and played.
Мне было приятнее смотреть на мою даму, когда она сидела у рояля, играя, одна в комнате.
Music intoxicated me, and I could see nothing but the window, and beyond that, in the yellow light of the lamp, the finely formed figure of the woman, with her haughty profile and her white hands hovering like birds over the keys.
Музыка опьяняла меня, я ничего не видел, кроме окна и за ним, в жёлтом свете лампы, стройную фигуру женщины, гордый профиль её лица и белые руки, птицами летавшие по клавиатуре.
скачать в HTML/PDF
share