4#

В людях. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В людях". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 175 из 354  ←предыдущая следующая→ ...

One result of reading them was that I gained a firm conviction that I was not alone in the world, and the fact that I should not be lost took root in my soul.
От этих книг в душе спокойно сложилась стойкая уверенность: я не один на земле и - не пропаду!
When grandmother came to see me I used to tell her joyfully about Queen Margot, and she, taking a pinch of snuff with great enjoyment, said heartily:
Приходила бабушка, я с восторгом рассказывал ей о Королеве Марго, бабушка, вкусно понюхивая табачок, говорила уверенно:
Well, well; that is very nice.
- Ну, ну, вот и хорошо!
You see, there are plenty of good people about.
You only have to look for them, and then you will find them.”
Хороших-то людей много ведь, только поищи найдёшь!
And one day she suggested:
И однажды предложила:
“How would it be if I went to her and said thank you for what she does for you?”
- Может, сходить к ней, сказать спасибо за тебя?
“No; it is better not.”
- Нет, не надо...
“Well, if you don’t want me to Lord!
Lord! how good it all is!
- Ну и не надо...
Господи, господи, хорошо-то все как!
I would like to go on living for ever and ever!”
Жить я согласна - веки вечные!
Queen Margot never carried out her project of having me taught, for an unpleasant affair happened on the feast of the Holy Trinity that nearly ruined me.
Королеве Марго не удалось позаботиться о том, чтобы я учился, - на троицу разыгралась противная история и едва не погубила меня.
Not long before the holiday my eyelids became terribly swollen, and my eyes were quite closed up.
My employers were afraid that I should go blind, and I also was afraid.
Незадолго перед праздниками у меня страшно вспухли веки и совсем закрылись глаза, хозяева испугались, что я ослепну, да и сам я испугался.
They took me to the well-known doctor, Genrikh Rodzevich, who lanced my eyelids and for days I lay with my eyes bandaged, in tormenting, black misery.
Меня отвели к знакомому доктору-акушеру Генриху Родзевичу, он прорезал мне веки изнутри, несколько дней я лежал с повязкой на глазах, в мучительной, чёрной скуке.
The day before the feast of the Trinity my bandages were taken off, and I walked about once more, feeling as if I had come back from a grave in which I had been laid alive.
Накануне троицы повязку сняли, и я снова встал на ноги, точно поднялся из могилы, куда был положен живым.
Nothing can be more terrible than to lose one’s sight.
It is an unspeakable injury which takes away a hundred worlds from a man.
Ничего не может быть страшнее, как потерять зрение; это невыразимая обида, она отнимает у человека девять десятых мира.
The joyful day of the Holy Trinity arrived, and, as an invalid, I was off duty from noon and went to the kitchen to pay a visit to the orderlies.
В весёлый день троицы я, на положении больного, с полудня был освобождён от всех моих обязанностей и ходил по кухням, навещая денщиков.
All of them, even the strict Tuphyaev, were drunk, and toward evening Ermokhin struck Sidorov on the head with a block of wood.
The latter fell senseless to the ground, and Ermokhin, terrified, ran out to the causeway.
Все, кроме строгого Тюфяева, были пьяны; перед вечером Ермохин ударил Сидорова поленом по голове, Сидоров без памяти упал в сенях, испуганный Ермохин убежал в овраг.
скачать в HTML/PDF
share