4#

В людях. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В людях". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 304 из 354  ←предыдущая следующая→ ...

The muzhik in books may be good or bad, but he is altogether one or the other.
The real muzhik is neither wholly good nor wholly bad, but he is wonderfully interesting.
Мужик из книжки или плох или хорош, но он всегда весь тут, в книжке, а живые мужики ни хороши, ни плохи, они удивительно интересны.
If the peasant in real life does not blurt out all his thoughts to you, you have a feeling that he is keeping something back which he means to keep for himself alone, and that very unsaid, hidden thing is the most important thing about him.
Как бы перед тобою ни выболтался живой мужик, всегда чувствуется, что в нем осталось еще что-то, но этот остаток - только для себя, и, может быть, именно в этом несказанном, скрытом - самое главное.
Of all the peasants I had read of in books, the one I liked the best was Petr in
Изо всех книжных мужиков мне наибольше понравился Петр
“The Carpenter’s Gang.”
I wanted to read the story to my comrades, and I brought the book to the Yarmaka.
"Плотничьей артели"; захотелось прочитать этот рассказ моим друзьям, и я принес книгу на Ярмарку.
I often spent the night in one or another of the workshops; sometimes it was because I was so tired that I lacked the strength to get home.
Мне часто приходилось ночевать в той или другой артели, иногда потому, что не хотелось возвращаться в город по дождю, чаше - потому, что за день я уставал и не хватало сил идти домой.
When I told them that I had a book about carpenters, my statement aroused a lively interest, espe — cially in Osip.
Когда я сказал, что вот у меня есть книга о плотниках, это всех живо заинтересовало, а Осипа - особенно.
He took the book out of my hands, and turned over the leaves distrustfully, shaking his head.
Он взял книгу из рук у меня, перелистал ее, недоверчиво покачивая иконописною головой.
“And it is really written about us!
- А и впрямь будто про нас написано!
Oh, you rascal!
Ишь ты, шельмы!
Who wrote it?
Some gentleman?
Кто писал барин?
I thought as much!
Gentlemen, and chinovniks especially, are experts at anything.
Ну, я так и подумал Баре да чиновники на всё горазды!
Where God does not even guess, a chinovnik has it all settled in his mind.
That’s what they live for.”
Где господь не догадается, там чиновник домыслит; на то они и живы есть...
“You speak very irreverently of God, Osip,” observed Petr.
- Неосторожно ты, Осип, про бога говоришь,- заметил Петр.
“That’s all right!
- Ничего!
My words are less to God than a snowflake or a drop of rain are to me.
Для господа мое слово - меньше, как мне на лысину снежинка али капля дождевая.
Don’t you worry; you and I don’t touch God.”
Ты - не сумневайся, нам с тобой до бога не дотронуться...
He suddenly began to play restlessly, throwing off sharp little sayings like sparks from a flint, cutting off with them, as with scissors, whatever was displeasing to him.
Он вдруг беспокойно заиграл, разбрасывая, словно кремень искры, острые словечки, состригая ими, как ножницами, всё, что противоречило ему.
Several times in the course of the day he asked me:
Несколько раз в течение дня он спрашивал:
“Are we going to read, Maximich?
- Читаем, Максимыч?
That’s right!
Ну, дело, дело!
A good idea!”
Это ладно придумано.
When the hour for rest arrived we had supper with him in his workshop, and after supper appeared Petr with his assistant Ardalon, and Shishlin with the lad Phoma.
Пошабашив, пошли ужинать к нему в артель, а после ужина явились Петр со своим работником Ардальо-ном и Шишлин с молодым парнем Фомою.
скачать в HTML/PDF
share