4#

В людях. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В людях". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 320 из 354  ←предыдущая следующая→ ...

After she had drunk some vodka and hot tea, she began to talk in a familiar, lively way, coarsely, like all the women of that street, but when I asked about her daughter she was sobered at once, and cried:
А она, выпив водки и горячего чаю, заговорила знакомо бойко, грубо, как все женщины этой улицы; но когда я спросил ее о дочери, сразу отрезвев, она крикнула:
“What do you want to know for?
- А тебе зачем знать это?
No, my boy, you won’t get hold of her; don’t think it!”
Нет, милый, дочь мою ты не достанешь, нет!
She drank more, and then she said:
Выпила еще и рассказала:
“I have nothing to do with my daughter.
- Дочери со мной делать нечего.
What am I?
Я - кто?
A laundress!
Прачка.
What sort of a mother for her?
Какая я мать ей?
She is well brought up, educated.
Она - образованная, ученая.
That she is, my brother!
То-то, брат!
She left me to live with a rich friend, as a teacher, like — ”
И уехала от меня к богатой подруге, в учительницы будто...
After a silence she said:
Помолчав, она негромко спросила:
“That’s how it is!
- Вот как!
The laundress doesn’t please you, but the street — walker does?”
Прачка - вам не угодна?
А гулящая баба - угодна?
That she was a street-walker I had seen at once, of course.
There was no other kind of woman in that street.
Что она "гулящая", я, конечно, сразу видел это,- иных женщин в улице не было.
But when she told me so herself, my eyes filled with tears of shame and pity for her.
I felt as if she had burned me by making that admission, — she, who not long ago had been so brave, independent, and clever.
Но когда она сама сказала об этом, у меня от стыда и жалости к ней навернулись слезы, точно обожгла она меня этим сознанием - она, еще недавно такая смелая, независимая, умная!
“Ekh! you!” she said, looking at me and sighing.
- Эх ты, - сказала она, взглянув на меня и вздыхая.
“Go away from this place, I beg you!
I urge you, don’t come here, or you will be lost!”
- Иди-ка ты отсюда!
И прошу я тебя и советую - не суся сюда, пропадешь!
Then she began to speak softly and brokenly, as if she were talking to herself, bending over the table and drawing figures on the tray with her fingers.
Потом тихонько и как бы сама себе она начала отрывисто говорить, наклоняясь над столом и что-то рисуя пальцем на подносе:
“But what are my entreaties and my advice to you?
- А что тебе мои просьбы и советы?
When my own daughter would not listen to me I cried to her:
‘You can’t throw aside your own mother.
What are you thinking of?’
Если дочь родная не послушала.
Я кричу ей: не можешь ты родную мать свою бросить, что ты?
And she — she said, T shall strangle myself!’
А она: удавлюсь, говорит.
And she went away to Kazan; she wants to learn to be a midwife.
В Казань уехала, учиться в акушерки хочет.
Good — good!
Ну, хорошо...
Хорошо...
But what about me?
А как же я?
You see what I am now?
А я - вот так...
What have I to cling to?
К чему мне прижаться?..
And so I went on the streets.”
А - к прохожему...
She fell into a silence, and thought for a long time, soundlessly moving her lips.
It was plain that she had forgotten me.
Замолчав, она долго думала о чем-то, беззвучно шевеля губами, и, видимо, забыла обо мне.
скачать в HTML/PDF
share