4#

В людях. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В людях". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2622 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 328 из 354  ←предыдущая следующая→ ...

“You waste your time.
- Балуете вы.
You will never find a singer with my gifts to set up in opposition to me; my gift is from God.”
Супротив меня не найти вам певца, как у меня дарование от бога...
“We are all from God!”
- Мы все - от бога!
“You may ruin yourself by the drink you give, but you’ll never find one.”
- Разоритесь на вине, а не найдете...
The tavern-keeper turned purple and muttered:
Трактирщик багровел и бормотал:
“How do we know?
How do we know?”
- Как знать, как знать...
But Kleshtchkov pointed out to him firmly:
А Клещов настойчиво доказывал ему:
“Again I tell you this is singing, not a cock-fight.”
- Еще я скажу вам, что пение - это, например, не петушиный бой...
“I know that!
- Да знаю я!
Why do you keep harping on it?”
Чего ты пристаешь?
“I am not harping on it; I am simply pointing out something to you.
If a song is nothing but a diversion, it comes from the devil!”
- Я не пристаю, я только доказываю: коли песня - забава, это уж - от лукавого!
“All right!
- Да будет!
You ‘d better sing again.”
Лучше спой еще...
“I can always sing, even in my sleep,” agreed Kleshtchkov, and carefully clearing his throat he began to sing.
- Петь я всегда могу, хоть во сне даже,- соглашался Клещов, осторожно покашливая, и начинал петь.
And all nonsense, trashy talk, and ambitions vanished into smoke as by a miracle; the refreshing streams of a different life, reflective, pure, full of love and sadness, flowed over us all.
И все пустяки, вся дрянь слов и намерений, всё пошлое, трактирное чудесно исчезало дымом; на всех веяло струей иной жизни - задумчивой, чистой, полной любви и грусти.
I envied that man, envied intensely his talent and his power over people.
The way he took advantage of this power was so wonderful!
Я завидовал этому человеку, напряженно завидовал его таланту, его власти над людьми,- он так чудесно пользовался этой властью!
I wanted to make the acquaintance of the harness-maker, to hold a long conversation with him, but I could not summon up courage to go to him.
Kleshtchkov had such a strange way of looking at everybody with his pale eyes, as if he could not see any one in front of him.
Мне хотелось познакомиться с шорником, о чем-то долго говорить с ним, но я не решался подойти к нему,- Клещов смотрел на всех белесыми глазами так странно, точно не видел перед собою никого.
But there was something about him which offended me and prevented me from liking him; and I wanted to like him for himself, not only when he was singing.
И было в нем нечто неприятное мне, мешавшее полюбить его,- а хотелось любить этого человека не тогда только, когда он пел.
It was unpleasant to see him pull his cap over his head, like an old man, and swathe his neck, just for show, in that red, knitted scarf of which he said:
Неприятно было смотреть, как он, по-стариковски, натягивает на голову картуз и как, всем напоказ, кутает шею красным вязаным шарфом, о котором он говорил:
“My little one knitted this; my only little girl.”
- Это мне милашка моя связала, девчонка одна...
When he was not singing he pouted importantly, rubbed his dead, frozen nose with his fingers, and answered questions in monosyllables, and unwillingly.
Если он не пел, то важно надувался, потирал пальцем мертвый, мороженый нос, а на вопросы отвечал односложно, нехотя.
When I approached him and asked him something, he looked at me and said:
Когда я подсел к нему и спросил о чем-то, он, не взглянув на меня, сказал:
скачать в HTML/PDF
share