4#

В людях. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В людях". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 37 из 354  ←предыдущая следующая→ ...

“To our mother’s door One small sin we lay.
А у нашей маменьки
И грехи-то маленьки,
The only one she loves Is our Papasha.”
Она не любя никого,
Только тятю одного...
It was pleasant to listen to the last sighs of life, but at each stroke of the bell it became quieter, and the quietness overflowed like a river over a meadow, drowning and hiding everything.
Приятно слышать последние вздохи жизни, но после каждого удара колокола становится тише, тишина разливается, как река по лугам, все топит, скрывает.
One’s soul seemed to float in boundless and unfathomable space, to be extinguished like the light of a catch in the darkness, be — coming dissolved without leaving a trace in that ocean of space in which live only the unattainable stars, shining brightly, while everything on earth disappears as being useless and dead.
Душа плавает в бескрайней, бездонной пустоте и гаснет, подобно огню спички во тьме, растворяясь бесследно среди океана этой пустоты, где живут, сверкая, только недосягаемые звёзды, а всё на земле исчезло, ненужно и мёртво.
Wrapping myself in the blanket, I sat on the coffin, with my feet tucked under me and my face to the church.
Whenever I moved, the coffin squeaked, and the sand under it crunched.
Закутавшись в одеяло, я сидел, подобрав ноги, на гробнице лицом к церкви, и, когда шевелился, гробница поскрипывала, песок под нею хрустел.
Something twice struck the ground close to me, and then a piece of brick fell near by.
I was frightened, but then I guessed that Valek and his friends were throwing things at me from the other side of the wall, trying to scare me.
Что-то ударило о землю сзади меня раз и два, потом близко упал кусок кирпича, - это было страшно, но я тотчас догадался, что швыряют из-за ограды Валёк и его компания - хотят испугать меня.
But I felt all the better for the proximity of human creatures.
Но от близости людей мне стало лучше.
I began unwillingly to think of my mother.
Невольно думалось о матери...
Once she had found me trying to smoke a cigarette.
She began to beat me, but I said:
Однажды, застав меня, когда я пробовал курить папиросы, она начала бить меня, а я сказал:
“Don’t touch me; I feel bad enough without that.
I feel very sick.”
- Не трогай, и без того уж мне плохо, тошнит очень...
Afterward, when I was put behind the stove as a punishment, she said to grandmother:
Потом, наказанный, я сидел за печью, а она говорила бабушке:
“That boy has no feeling; he doesn’t love any one.”
- Бесчувственный мальчишка, никого не любит...
It hurt me to hear that.
Обидно было слушать это.
When my mother punished me I was sorry for her.
I felt uncomfortable for her sake, because she seldom punished me deservedly or justly.
Когда мать наказывала меня, мне было жалко её, неловко за неё: редко она наказывала справедливо и по заслугам.
On the whole, I had received a great deal of ill treatment in my life.
Those people on the other side of the fence, for example, must know that I was frightened of being alone in the cemetery, yet they wanted to frighten me more.
И вообще - очень много обидного в жизни, вот хотя бы эти люди за оградой, - ведь они хорошо знают, что мне боязно одному на кладбище, а хотят напугать ещё больше.
Why?
Зачем?
I should like to have shouted to them,
Хотелось крикнуть им:
скачать в HTML/PDF
share