4#

В людях. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В людях". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 43 из 354  ←предыдущая следующая→ ...

“And I will come and gather herbs,” declared grandmother.
- А я - травок пособираю, - заявила бабушка.
The forest of fir — and birch — trees stood on a marsh about three versts distant from the village.
Лес, еловый и берёзовый, стоял на болоте, верстах в трёх от слободы.
Abounding in withered and fallen trees, it stretched in one direction to the Oka, and in the other to the high road to Moscow.
Обилен сухостоем и валежником, он размахнулся в одну сторону до Оки, в другую - шёл до шоссейной дороги на Москву, и дальше, за дорогу.
Beyond it, with its soft, black bristles looking like a black tent, rose the fir-thicket on the
Над его мягкой щетиной чёрным шатром высоко поднималась сосновая чаща -
“Ridge of Savelov.”
"Савёлова Грива".
All this property belonged to Count Shuvalov, and was badly guarded.
The inhabitants of Kunavin regarded it as their own, carried away the fallen trees and cut off the dried wood, and on occasion were not squeamish about cutting down living trees.
Все это богатство принадлежало графу Шувалову и охранялось плохо; кунавинское мещанство смотрело на него как на своё, собирало валежник, рубило сухостой, не брезгуя при случае и живым деревом.
In the autumn, when they were laying in a stock of wood for the winter, people used to steal out here by the dozen, with hatchets and ropes on their backs.
По осени, запасая дрова на зиму, в лес снаряжались десятки людей с топорами и верёвками за поясом.
And so we three went out at dawn over the silver-green, dewy fields.
On our left, beyond the Oka, above the ruddy sides of the Hill of Dyatlov, above white Nijni–Novgorod, on the hillocks in the gardens, on the golden domes of churches, rose the lazy Russian sun in its leisurely manner.
Вот и мы трое идём на рассвете по зелёно-серебряному росному полю; слева от нас, за Окою, над рыжими боками Дятловых гор, над белым Нижним-Новгородом, в холмах зелёных садов, в золотых главах церквей, встаёт не торопясь русское ленивенькое солнце.
A gentle wind blew sleepily from the turbid Oka; the golden buttercups, bowed down by the dew, sway to and fro; lilac-colored bells bowed dumbly to the earth; everlasting flowers of different colors stuck up dryly in the barren turf; the blood-red blossoms of the flower called “night beauty” opened like stars.
Тихий ветер сонно веет с тихой, мутной Оки, качаются золотые лютики, отягчённые росою, лиловые колокольчики немотно опустились к земле, разноцветные бессмертники сухо торчат на малоплодном дёрне, раскрывает алые звезды "ночная красавица" - гвоздика...
The woods came to meet us like a dark army; the fir-trees spread out their wings like large birds; the birches looked like maidens.
Тёмною ратью двигается лес навстречу нам.
Крылатые ели - как большие птицы; берёзы - точно девушки.
The acrid smell of the marshes flowed over the fields.
Кислый запах болота течёт по полю.
My dog ran beside me with his pink tongue hanging out, often halting and snuffing the air, and shaking his fox-like head, as if in perplexity.
Рядом со мною идет собака, высунув розовый язык, останавливается и, принюхавшись, недоумённо качает лисьей головой.
Grandfather, in grand — mother’s short coat and an old peakless cap, blinking and smiling at something or other, walked as cautiously as if he were bent on stealing.
Дед, в бабушкиной кацавейке, в старом картузе без козырька, щурится, чему-то улыбается, шагает тонкими ногами осторожно, точно крадётся.
скачать в HTML/PDF
share