5#

В тела свои разбросанные вернитесь. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В тела свои разбросанные вернитесь". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 54 из 222  ←предыдущая следующая→ ...

Alice quit struggling.
Алиса как будто пришла в себя.
She sat down, hid her face against her knees, and her body shook with sobs.
Она села на траву и уткнулась лицом в колени.
Тело ее начало сотрясаться от всхлипываний.
Burton rose and placed his hands under her chin and forced her to look upward.
Бартон встал, поднял ее подбородок и посмотрел в глаза.
Lightning hit nearby again and showed him her tortured face.
Где-то поблизости снова сверкнула молния, и Бартон увидел, что лицо женщины искажено мукой.
"You promised to protect me!" she cried out.
— Но вы же обещали защищать меня, сэр! — вскричала она.
"You didn’t act as if you wanted to be protected," he said.
— Судя по вашему поведению, — возразил Бартон, — вы вовсе не хотели, чтобы я вас защищал.
"I didn’t promise to protect you against a natural human impulse."
И я не обещал защищать вас от естественных человеческих порывов.
"Impulse!" she said.
— Порывов?! — заплакала она.
"Impulse!
— Порывов!
My God, I’ve never done anything like this in my life!
Боже мой, я никогда в жизни не вела себя так!
I’ve always been good!
Я всегда, слышите, всегда была добропорядочной!
I was a virgin when I married, and I stayed faithful to my husband all my life!
Я была девственницей, когда вышла замуж!
И всю жизнь я была верна своему мужу!
And now … a total stranger!
А теперь… С абсолютно незнакомым!..
Just like that!
Только подумать!
I don’t know what got into me!"
Не знаю, что это в меня вселилось.
"Then I’ve been a failure," Burton said, and laughed.
— Значит, я потерпел полный провал, — спокойно сказал Бартон и рассмеялся.
But he was beginning to feel regret and sorrow.
И все же в нем зашевелилось чувство раскаяния и горечи.
If only it had been her own will, her own wish, then he would not now be having the slightest bite of conscience.
Если бы все это произошло по ее собственному желанию, тогда бы у него не возникло ни малейших угрызений совести.
But that gum had contained some powerful drug, and it had made them behave as lovers whose passion knew no limits.
Но эта резинка содержала в себе какой-то сильнодействующий наркотик, и именно он заставил их стать любовниками, страсть которых не имела границ.
She had certainly cooperated as enthusiastically as any experienced woman in a Turkish harem.
Этот наркотик сделал из Алисы очень пылкую и страстную женщину, словно это была не добропорядочная английская леди, а опытная наложница в гареме турецкого султана.
You needn’t feel the least bit contrite or self-reproachful," he said gently.
— Вы не должны ни в чем раскаиваться и упрекать себя, — нежно сказал он.
"You were possessed.
— Считайте, что вы были одержимы.
Blame the drug."
Во всем виноват дурман.
"I did it!" she said.
— Но ведь я допустила это! — воскликнула она.
"I… I!
— Я… Я!!!
I wanted to!
Я хотела этого!
Oh, what a vile low whore I am!"
О, какая я низкая, порочная девка!
"I don’t remember offering you any money."
— Что-то не припоминаю, чтобы я предлагал вам какие-нибудь деньги!
He did not mean to be heartless.
He wanted to make her so angry that she would forget her self-abasement.
Ему вовсе не хотелось быть таким бессердечным, просто он пытался ее разозлить, чтобы она забыла свое унижение.
And he succeeded.
И он преуспел в этом.
She jumped up and attacked his chest and face with her nails.
Она вскочила на ноги и вцепилась ногтями в его грудь и лицо.
She called him names that a high-bred and gentle lady of Victoria’s day should never have known.
Она называла его такими именами, какие высокородной и благовоспитанной леди викторианской эпохи совсем не следовало бы знать.
Burton caught her wrists to prevent further damage and held her while she spewed more filth at him.
Бартон схватил ее за запястья, чтобы не допустить серьезных повреждений, и пока он держал ее, она поливала его всякой словесной дрянью.
Finally, when she had fallen silent and had begun weeping again, he led her toward the camp site.
Наконец, она выдохлась и снова начала плакать.
Он отвел ее к костру.
The fire was wet ashes.
От костра, конечно, остались только мокрые головешки.
скачать в HTML/PDF
share