5#

В тела свои разбросанные вернитесь. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В тела свои разбросанные вернитесь". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 73 из 222  ←предыдущая следующая→ ...

Alice was polite to Wilfreda but obviously aloof.
Алиса была вежлива с Вильфредой, но открыто сторонилась ее.
She had overheard much of the conversation and-so knew that Wilfreda had been a factory girl who had become a whore and then had died of syphilis.
Она знала, кем была девушка в земной жизни.
Вильфреда очевидно это поняла, потому что с улыбкой на лице принялась рассказывать о том, как стала продажной девкой и умерла от сифилиса.
Or at least Wilfreda thought that the disease-had killed her.
По крайней мере, она думала, что умерла от этой болезни.
She did not remember dying.
Так как она совершенно не помнила момента смерти.
Undoubtedly, as she had said cheerily, she had lost her mind first.
— Несомненно одно, — сказала она, широко улыбаясь и глядя на Алису, — сначала я сошла с ума, а уже потом умерла.
Alice, hearing this, moved even further away.
Слушая все это, Алиса Харгривс отодвигалась еще дальше.
Burton grinned, wondering what she would do if she knew that he had suffered from the same disease, caught from a slave girl in Cairo when he had been disguised as a Moslem during his trip to Mecca in 1853.
Бартон усмехнулся, размышляя о том, как бы она повела себя, узнав, что он сам мучился от этой болезни, которую подцепил от девушки-рабыни в Каире во время своего паломничества в Мекку в 1853 году под видом мусульманина.
He had been "cured" and his mind had not been physically affected; though his mental suffering had been intense.
Его «излечили», и мозг его физически не пострадал, хотя нравственные мучения были очень сильны.
But the point was that resurrection had given everybody a fresh young and undiseased body, and what a person had been on Earth should not influence another’s attitude toward them.
Но ведь главное состояло в том, что Воскрешение снабдило каждого свежим, молодым и здоровым телом, и то, что с кем-либо происходило на Земле, не должно влиять на их отношения здесь.
Should not was not, however, would not.
Но «не должно», однако, вовсе не означало «не будет».
He could not really blame Alice Hargreaves.
Он, по сути, не мог ни в чем упрекнуть Алису Харгривс.
She was the product of her society — like all women, she was what men had made her and she had strength of character and flexibility of mind to lift herself above some of the prejudices of her time and her class.
Она была продуктом своего общества и, подобно всем женщинам, являлась тем, чем сделали ее мужчины, и у нее был сильный характер и гибкость ума, позволявшие подняться над некоторыми предрассудками своего времени и своего класса.
She had adapted to the nudity well enough, and she was not openly hostile or contemptuous of the girl.
Она достаточно хорошо приспособилась к наготе, она не была открыто враждебна или высокомерна к несчастной девушке.
She had performed an act with Burton that went against a lifetime of overt and covert indoctrination.
Ночью она вела себя с Бартоном так, будто в ней не было никаких ограничений, ни явно, ни тайно внушенных за всю прожитую жизнь на Земле.
And that was on the night of the first day of her life after death, when she should have been on her knees singing hosannas because she had "sinned" and promising that she would never "sin" again as long as she was not put in hellfire.
И это случилось в первую ночь ее жизни после Воскрешения, когда она просто обязана была стоять на коленях и петь Осанну, потому что она «грешила», и обещать, что никогда больше не будет «грешить», и таким образом пытаться спастись от Геенны Огненной.
As they walked across the plain, he thought about her, turning his head now and then to look back at her.
Все время, пока они шли по равнине, он думал о ней, время от времени поглядывая в ее сторону.
That hairless head made her face look so much older but the hairlessness made her look so childlike below the navel.
Отсутствие волос на голове делало ее лицо гораздо старше, но отсутствие волос в области паха — похожей на ребенка.
They all bore this contradiction, old man, or woman above the neck, young child below the bellybutton.
В них всех заложено это противоречие: старики и старухи выше шеи, дети — ниже пояса!
скачать в HTML/PDF
share