5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 103 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Three churchmen, the Father Provost and a deacon, were invited to the dinner served, as is the custom, immediately on the return from the funeral ceremony.
К обеду, который, но обычаю, был подан сейчас, как пришли с похорон, были приглашены три священника (в том числе отец благочинный) и дьякон.
A special table was laid in the entrance hall for the sextons.
Дьячкам была устроена особая трапеза в прихожей.
Arina Petrovna and the orphans entered clad in travelling clothes, but Yudushka pretended even then not to understand.
Арина Петровна и сироты вышли в дорожном платье, но Иудушка и тут сделал вид, что не замечает.
He went over to the table, requested the Father Provost to bless the food and drink, poured a glassful of vodka for himself and the churchmen, put on an air of deep emotion and said,
Подойдя к закуске, Порфирий Владимирыч попросил отца благочинного благословить яствие и питие, затем налил себе и духовным отцам по рюмке водки, умилился и произнес:
"Everlasting memory to the late deceased!
— Новопреставленному! вечная память!
Ah, brother, brother, you have forsaken us!
Who of us more than you was fit to live a happy life?
Ах, брат, брат! оставил ты нас! а кому бы, кажется, и пожить, как не тебе.
How sad, brother, how sad!"
Дурной ты, брат! нехороший!
Then he crossed himself, and emptied the glass.
Сказал, перекрестился и выпил.
He crossed himself again and swallowed a piece of caviar, crossed himself again and took a taste of dried sturgeon.
Потом опять перекрестился и проглотил кусочек икры, опять перекрестился и балычка отведал.
"Eat, Father," he urged the Provost.
"All this is my late brother's stock.
How the deceased loved good fare!
— Кушайте, батюшка! — убеждал он отца благочинного, — все это запасы покойного братца! любил покойник покушать!
Not only that he ate well himself, but he even liked treating others better.
И сам хорошо кушал, а еще больше других любил угостить!
Ah, brother, brother, you have forsaken us!
Ах, брат, брат! оставил ты нас!
How wrong it was of you, brother, how very wrong!"
Нехороший ты, брат! недобрый!
He was so carried away by his incessant chatter that he even forgot about his dear mother.
Словом сказать. так зарапортовался, что даже позабыл об маменьке.
But suddenly she came to his mind as he scooped up a spoonful of mushrooms and was about to send it down his mouth.
Только тогда вспомнил, когда уж рыжичков зачерпнул и совсем было собрался ложку в рот отправить.
"Mother, dearest, darling!" he exclaimed.
"I, the fool, am here, gorging myself.
What a sin!
— Маменька! голубчик! — всполошился он, — а я-то, простофиля, уписываю — ах, грех какой!
Mother dear, help yourself.
Some mushrooms.
Маменька! закусочки! рыжичков-то, рыжичков!
These are Dubrovino mushrooms.
The famous ones."
Дубровинские ведь рыжички-то! знаменитые!
But Arina Petrovna did not stir.
She only shook her head in silence.
Но Арина Петровна только безмолвно кивнула головой в ответ и не двинулась.
She seemed listening to something with intense curiosity, a new light seemed to fill her eyes, as if the comedy to which she had long since become accustomed and in which she had always taken active part, suddenly presented itself to her in a changed light.
Казалось, она с любопытством к чему-то прислушивалась.
Как будто какой-то свет пролился у ней перед глазами, и вся эта комедия, к повторению которой она с малолетства привыкла, в которой сама всегда участвовала, вдруг показалась ей совсем новою, невиданною.
скачать в HTML/PDF
share