5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 110 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

To be aware of its approach and dodge it, is difficult.
One has to resign oneself without complaint, for it is the very blow that in an instant shatters one who till recently has been hale and healthy.
Подстеречь этот удар, сознать его приближение очень трудно; приходится просто и безмолвно покориться ему, ибо это тот самый удар, который недавнего бодрого человека мгновенно и безапелляционно превращает в развалину.
When Arina Petrovna took up her abode in Dubrovino, after having broken with Yudushka, she had labored under great difficulties.
But then, at least, she had known that Pavel Vladimirych, though looking askance at her intrusion, was still a well-to-do man to whom another morsel meant little.
Тяжело было положение Арины Петровны, когда она, разорвавши с Иудушкой, поселилась в Дубровине, но тогда она, по крайней мере, знала, что Павел Владимирыч хоть и косо смотрит на ее вторжение, но все-таки он человек достаточный, для которого лишний кусок не много значит.
Now things were very different.
She stood at the head of a household that counted every crumb.
Теперь дело приняло совсем иной оборот: она стояла во главе такого хозяйства, где все «куски» были на счету.
And she knew the value of crumbs, having spent all her life in the country in constant intercourse with peasants and having assimilated the peasant's notions of the harm a "superfluous mouth" does to a house in which stores are already scanty.
А она знала цену этим «кускам», ибо, проведя всю жизнь в деревне, в общении с крестьянским людом, вполне усвоила себе крестьянское представление об ущербе, который наносит «лишний рот» хозяйству, и без того уже скудному.
Nevertheless, in the first days after the removal to Pogorelka, she still maintained her usual attitude, busied herself with putting things in shape in the new place, and exercised her former clarity of judgment in household management.
Тем не менее первое время по переселении в Погорелку она еще бодрилась, хлопотливо устроивалась на новом месте и выказывала прежнюю ясность хозяйственных соображений.
But the affairs of the estate were troublesome and petty, and demanded her constant personal supervision; and though on first thought she did not see much sense in keeping accurate accounts in a place where farthings are put together to make up kopek pieces and these in turn to make ten-kopek pieces, she was soon forced to admit that she had been wrong in this.
Но хозяйство в Погорелке было суетливое, мелочное, требовало ежеминутного личного присмотра, и хотя сгоряча ей показалось, что достигнуть точного учета там, где из полушек составляются гроши, а из грошей гривенники, не составляет никакой мудрости, однако скоро она должна была сознаться, что это убеждение ошибочное.
To be sure, there really was no sense in keeping careful accounts; but the point was, she no longer possessed her former industry and strength.
Мудрости действительно не было, но и не было ни прежней охоты, ни прежних сил.
Then, too, it was autumn, the busiest time of reckoning up accounts and taking inventories, and the incessant bad weather imposed inevitable limits to Arina Petrovna's energy.
К тому же дело происходило осенью, в самый разгар хозяйственных итогов, а между тем время стояло ненастное и полагало невольный предел усердию Арины Петровны.
Ailments of old age came upon her and prevented her from leaving the house.
The long dreary fall evenings set in and doomed her to enforced idleness.
Явились старческие немощи, не дозволявшие выходить из дома, настали длинные, тоскливые осенние вечера, осуждавшие на фаталистическую праздность.
скачать в HTML/PDF
share