5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 135 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

"Don't answer it.
— Не отвечайте.
It's best not to."
Лучше.
"How can I?
— Как же я не отвечу?
I must account to them.
Ведь я им отчетом обязана.
Pogorelka is theirs, you know."
Погорелка-то ихняя.
Yudushka also became pensive.
A sinister plan flashed through his mind.
Иудушка тоже задумывается; какой-то зловещий план мелькает в его голове.
"And I keep wondering how they will preserve themselves in that foul den," Arina Petrovna continued.
"You know how it is in these things—once you stumble, you can't get your maiden honor back!
— А я все об том думаю, как они себя соблюдут в вертепе-то этом? — продолжает между тем Арина Петровна, — ведь это такое дело, что тут только раз оступись — потом уж чести-то девичьей и не воротишь!
Go hunt for it!"
Ищи ее потом да свищи!
"Much they need it!"
Yudushka snarled back.
— Очень им она нужна! — огрызается Иудушка.
"Still, you know.
Honor is a girl's best treasure, one may say.
Who will marry a girl without it?"
— Как бы то ни было… Для девушки это даже, можно сказать, первое в жизни сокровище… Кто потом эдакую-то за себя возьмет?
"Nowadays, mother dear, unmarried people live like married ones.
— Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут.
Nowadays they laugh at the precepts of religion.
Нынче над предписаниями-то религии смеются.
They get married without benefit of clergy, like heathens.
Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе.
They call it civil marriage."
Это у них гражданским браком называется.
Yudushka suddenly recollected that he, too, was living in sinful relationship with a daughter of the clergy.
Иудушка вдруг спохватывается, что ведь и он находится в блудном сожительстве с девицей духовного звания.
"Of course, sometimes you can't help it," he hastened to add.
"If a man, let us say, is in full vigor and a widower—in an emergency the law itself is often modified."
— Конечно, иногда по нужде… — поправляется он, — коли ежели человек в силах и притом вдовый… по нужде и закону перемена бывает!
"Yes, of course.
— Что говорить!
When hard pressed a snipe sings like a nightingale.
В нужде и кулик соловьем свищет.
Even saints sin when sorely tried, let alone us mortals."
И святые в нужде согрешили, не то что мы, грешные!
"Yes, that's just it.
— Так вот оно и есть.
Do you know what I would do if I were you?"
На вашем месте, знаете ли, что бы я сделал?
"Yes, tell me, please tell me."
— Посоветуй, мой друг, скажи.
"I would insist that they make Pogorelka over to you in full legal fashion."
— Я бы от них полную доверенность на Погорелку вытребовал.
Arina Petrovna looked at him in fright.
Арина Петровна пугливо взглядывает на него.
"Well, I have a deed giving me the full powers and rights of a manager."
— Да у меня и то полная доверенность на управление есть, — произносит она.
"Manager is not enough.
— Не на одно управление.
You ought to get a deed that would entitle you to sell and mortgage it, in a word, to dispose of the property as you see fit."
А так, чтобы и продать, и заложить, и, словом, чтоб всем можно было по своему усмотрению распорядиться…
Arina Petrovna lowered her eyes and remained silent.
Арина Петровна опускает глаза в землю и молчит.
"Of course, it is a matter that requires deliberation.
— Конечно, это такой предмет, что надо его обдумать.
Think it over, mother dear," Yudushka insisted.
Подумайте-ка, маменька! — настаивает Иудушка.
But Arina Petrovna said nothing.
Но Арина Петровна продолжает молчать.
Though age had considerably dulled her powers of judgment, she was somehow uneasy about Yudushka's insinuations.
Хотя, вследствие старости, сообразительность у нее значительно притупела, но ей все-таки как-то не по себе от инсинуаций Иудушки.
She was afraid of Yudushka, and loath to part with the warmth, spaciousness, and abundance that reigned at Golovliovo, but at the same time she felt that Yudushka had something up his sleeve when he spoke of the Pogorelka deed, and was casting a new snare.
И боится-то она Иудушки: жаль ей тепла, и простора, и изобилия, которые царствуют в Головлеве, и в то же время сдается, что недаром он об доверенности заговорил, что это он опять новую петлю накидывает.
скачать в HTML/PDF
share