5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 14 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

"My adorable friend and dear mother," is what Porfiry Vladimirych wrote, for instance,
"I have received the money from the peasant Yerofeyev, and I send you my most heartfelt thanks for forwarding the sum, which, according to your gracious wish, dearest mamenka, is to be spent for my maintenance.
I also kiss your hands with sincere filial devotion.
«Деньги столько-то и на такой-то срок, бесценный друг маменька, от доверенного вашего, крестьянина Ерофеева, получил, — уведомлял, например, Порфирий Владимирыч, — а за присылку оных, для употребления на мое содержание, согласно вашему, милая маменька, соизволению, приношу чувствительнейшую благодарность и с нелицемерною сыновнею преданностью целую ваши ручки.
What worries and grieves me is the thought that you are straining your precious health all too much by your ceaseless efforts to satisfy not only our needs, but our whims as well.
Об одном только грущу и сомнением мучусь: не слишком ли утруждаете вы драгоценное ваше здоровье непрерывными заботами об удовлетворении не только нужд, но и прихотей наших?!
I don't know what brother thinks, but I——" etc., etc.
Не знаю, как брат, а я»… и т. д.
As for Pavel, what he wrote on a similar occasion was:
А Павел, по тому же поводу, выражался:
"Dear mother, am in receipt of the money, and, according to my calculations, you still owe six and a half rubles, for which I beg to be graciously forgiven."
«Деньги столько-то на такой-то срок, дражайшая родительница, получил, и, по моему расчету, следует мне еще шесть с полтиной дополучить, в чем и прошу вас меня почтеннейше извинить».
When Arina Petrovna wrote reprimanding the children for their extravagance—she did so rather frequently, although there was no serious necessity for it—Porfisha invariably received her rebuke submissively and replied:
Когда Арина Петровна посылала детям выговоры за мотовство (это случалось нередко, хотя серьезных поводов и не было), то Порфиша всегда с смирением покорялся этим замечаниям и писал:
"I am well aware, my dearest friend and mother, that you bear the heaviest burdens for the sake of us, your unworthy children.
I know that often our behavior does not justify your motherly solicitude, and what is worse, erring humans that we are, we often forget it, for which I apologize most devotedly and sincerely, in the hope that in the course of time I will overcome my weakness and be more prudent in my expenditure of the funds that you send, my adorable friend and mother, for my maintenance and for other purposes."
«Знаю, милый дружок маменька, что вы несете непосильные тяготы ради нас, недостойных детей ваших; знаю, что мы очень часто своим поведением не оправдываем ваших материнских об нас попечений, и, что всего хуже, по свойственному человекам заблуждению, даже забываем о сем, в чем и приношу вам искреннее сыновнее извинение, надеясь со временем от порока сего избавиться и быть, в употреблении присылаемых вами, бесценный друг маменька, на содержание и прочие расходы денег осмотрительным».
Pavel would answer back:
А Павел отвечал так:
"Dearest mother, though you have not as yet paid any of my debts, I accept most submissively the name of spendthrift which you choose to bestow upon me, whereof I beg most sincerely to accept my assurance."
«Дражайшая родительница! хотя вы долгов за меня еще не платили, но выговор в названии меня мотом беспрепятственно принимаю, в чем и прошу чувствительнейше принять уверение».
Even the replies that the brothers made to the letter announcing the death of their sister, Anna Vladimirovna, were quite different from each other.
Даже на письмо Арины Петровны, с извещением о смерти сестрицы Анны Владимировны, оба брата отозвались различно.
Porfiry Vladimirych said:
Порфирий Владимирыч писал:
"The news of the death of my dear sister and good playmate, Anna Vladimirovna, has filled my heart with sorrow, a sorrow aggravated by the thought that a new cross has been given you to bear, dearest little mother, in the shape of two little orphans.
«Известие о кончине любезной сестрицы и доброй подруги детства Анны Владимировны поразило мое сердце скорбию, каковая скорбь еще более усилилась при мысли, что вам, милый друг маменька, посылается еще новый крест, в лице двух сирот-малюток.
скачать в HTML/PDF
share