5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 142 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Who knows, maybe the bitter medicine will turn sweet—so it will be to your good.
Может, из горького-то да вдруг сладкое сделается — вот ты и в выигрыше!
And you, Porfiry Vladimirych, come down from your high perch.
А ты, Порфирий Владимирыч, — снизойди!
He is your son, young, delicate.
Он — сын, человек молодой, неженный.
He has made seventy-five versts over hollows and snow-drifts, he is tired, and chilled, and sleepy.
Он семьдесят пять верст по ухабам да по сугробам проехал: и устал, и иззяб, и уснуть ему хочется!
We are through with the tea now, suppose you order supper and then let's all go to bed.
Вот чай-то уж кончили, вели-ка подавать ужинать, да и на покой!
So, my friend.
Так-то, други мои!
We'll all go to our nooks and offer up a prayer, and maybe our temper will pass away.
Разбредемся все по своим местам, помолимся, ан сердце-то у нас и пройдет.
И все какие у нас дурные мысли были — все сном бог прогонит!
And then we'll rise early in the morning and pray for Volodya's soul.
А завтра ранехонько встанем да об покойнике помолимся.
We'll have a memorial service performed, and then we'll go home and have a talk.
Обеденку отстоим, панихидку отслушаем, а потом, как воротимся домой, и побеседуем.
Both of you will be rested and you'll state your affairs in a clear, orderly way.
И всякий, отдохнувши, свое дело по порядку, как следует, расскажет.
Petenka, you will tell us about St. Petersburg and you, Porfiry, about your country life.
Ты, Петенька, про Петербург, а ты, Порфирий, про деревенское свое житье.
And now, let's have supper and to bed!"
А теперь поужинаем — и с богом, на боковую!
The exhortation had its effect not because it was convincing but because Yudushka himself saw he had gone too far and it would be best to end the day peacefully.
Это увещание оказывает свое действие не потому, чтобы оно заключало что-нибудь действительно убедительное, а потому, что Иудушка и сам видит, что он зарапортовался, что лучше как-нибудь миром покончить день.
He rose from his seat, kissed his mother's hand, thanked her for the "lesson," and ordered supper.
Поэтому он встает с своего места, целует у маменьки ручку, благодарит «за науку» и приказывает подавать ужинать.
The meal was eaten in morose silence.
Ужин проходит сурово и молчаливо.
Then they left the dining-room and went to their rooms.
Столовая опустела, все разошлись по своим комнатам.
Little by little the house became still.
The dead quiet crept from room to room and finally reached the study of the Golovliovo master.
Дом мало-помалу стихает, и мертвая тишина ползет из комнаты в комнату и наконец доползает до последнего убежища, в котором дольше прочих закоулков упорствовала обрядовая жизнь, то есть до кабинета головлевского барина.
Having finished the required number of genuflexions before the ikons, Yudushka, too, went to bed.
Иудушка наконец покончил с поклонами, которые он долго-долго отсчитывал перед образами, и тоже улегся в постель.
Porfiry Vladimirych lay in bed, but was unable to shut his eyes.
Лежит Порфирий Владимирыч в постели, но не может сомкнуть глаз.
He felt his son's arrival portended something unusual, and various absurd sermons already rose in his mind.
Чует он, что приезд сына предвещает что-то не совсем обыкновенное, и уже заранее в голове его зарождаются всевозможные пустословные поучения.
Yudushka's harangues had the merit of being good for all occasions and did not consist of a connected chain of thoughts, but came to him in the shape of fragmentary aphorisms.
Поучения эти имеют то достоинство, что они ко всякому случаю пригодны и даже не представляют собой последовательного сцепления мыслей.
Ни грамматической, ни синтаксической формы для них тоже не требуется: они накапливаются в голове в виде отрывочных афоризмов и появляются на свет божий по мере того, как наползают на язык.
Whenever confronted by an extraordinary situation, such a flood of aphorisms overwhelmed him that even sleep could not drive them from his consciousness.
Тем не менее, как только случится в жизни какой-нибудь казус, выходящий из ряда обыкновенных, так в голове поднимается такая суматоха от наплыва афоризмов, что даже сон не может умиротворить ее.
скачать в HTML/PDF
share