5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 15 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Is it not sufficient that you, common benefactress to us all, deny yourself everything and, without sparing your health, concentrate all your power on the sole object of assuring the family not only the necessaries of life but also the luxuries?
Ужели еще недостаточно, что вы, общая наша благодетельница, во всем себе отказываете и, не щадя своего здоровья, все силы к тому направляете, дабы обеспечить свое семейство не только нужным, но и излишним?
Believe me, it is a wicked thing to do, but now and then, I confess, I cannot refrain from grumbling.
Право. хоть и грешно, но иногда невольно поропщешь.
As far as I can see, the only solace for you, my dearest, in this state of affairs is to remember as often as you can all that Christ himself had to undergo."
И единственное, по моему мнению, для вас, родная моя, в настоящем случае, убежище — это сколь можно чаще припоминать. что вытерпел сам Христос».
Pavel's reply ran:
Павел же писал:
"The news of my sister, who has fallen a victim, I have received.
«Известие о кончине сестры, погибшей жертвою, получил.
I hope, however, that the Most High will rest her in His celestial tent, although this is uncertain."
Впрочем, надеюсь, что всевышний успокоит ее в своих сенях, хотя сие и неизвестно».
Arina Petrovna reading these letters would try to guess which of the two sons would be her destruction.
Перечитывала Арина Петровна эти письма сыновей и все старалась угадать, который из них ей злодеем будет.
At times she felt certain the danger was coming from Porfiry Vladimirych.
Прочтет письмо Порфирия Владимирыча, и кажется, что вот он-то и есть самый злодей.
"Look how he wags his tongue, a regular fiend at writing!" she would exclaim.
"Simple Simon's nickname suits to a tee—Yudushka!
— Ишь ведь как пишет! ишь как языком-то вертит! — восклицала она, — недаром Степка-балбес Иудушкой его прозвал!
Not a word of truth in all this stuff about my burdens, my cross, and the rest.
Sheer lies!
Not an ounce of feeling in his heart!"
Ни одного-то ведь слова верного нет! все-то он лжет! и «милый дружок маменька», и про тягости-то мои, и про крест-то мой… ничего он этого не чувствует!
At other times Pavel Vladimirych seemed to be her real enemy.
Потом примется за письмо Павла Владимирыча, и опять чудится, что вот он-то и есть ее будущий злодей.
"A fool, and yet look how deftly he tries to make love to mother on the sly.
— Глуп-глуп, а смотри, как исподтишка мать козыряет!
'Whereof I beg most sincerely to accept my assurance!'
«В чем и прошу чувствительнейше принять уверение…», милости просим!
Wait a while!
I'll teach you what 'accept assurances' means!
Вот я тебе покажу, что значит «чувствительнейше принимать уверение»!
I shall deal with you as I did with Simple Simon, and you'll find out what I mean by your 'assurances'!"
Выброшу тебе кусок, как Степке-балбесу — вот ты и узнаешь тогда, как я понимаю твои «уверения»!
In the end a truly tragical cry would burst from her lips.
И в заключение из ее материнской груди вырывался поистине трагический вопль:
"And for whom am I hoarding all this wealth?
For whom am I gathering all this?
I deny myself sleep and food—for whom?"
— И для кого я всю эту прорву коплю! для кого я припасаю! ночей недосыпаю, куска недоедаю… для кого?!
скачать в HTML/PDF
share