5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 150 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

What can I hope for?
Better tomorrow.
Нет, зачем же сегодня… Может быть, что-нибудь… да, впрочем, что же такое может быть?
Yes, I think tomorrow is better.
I'll tell him and leave at once."
Нет, лучше завтра… Все-таки, хоть нынче день… Да, лучше завтра.
Скажу — и уеду».
So he decided.
Tomorrow would see and end it all.
На том и покончил, что завтра — всему конец…
After the talk with grandmother the evening dragged on still more slowly.
После объяснения с бабушкой вечер потянулся еще вялее.
Even Arina Petrovna grew silent after she had learned the real cause of Petenka's arrival.
Даже Арина Петровна притихла, узнавши действительную причину приезда Петеньки.
Yudushka tried to be jocular with mother, but perceiving she was absorbed in her own thoughts, also grew silent.
Иудушка пробовал было заигрывать с маменькой, но, видя, что она об чем-то задумывается, замолчал.
Petenka did nothing but smoke.
Петенька тоже ничего не делал, только курил.
At supper Porfiry Vladimirych asked him:
За ужином Порфирий Владимирыч обратился к нему с вопросом:
"Are you going to tell me at last why you have honored me with this visit?"
— Да скажешь ли ты наконец, зачем ты сюда пожаловал?
"I will tell you tomorrow," answered Petenka morosely.
— Завтра скажу, — угрюмо ответил Петенька.
_____
CHAPTER V
***
Petenka rose early after a sleepless night.
Петенька встал рано после почти совсем бессонной ночи.
His harassed mind vacillated between hope and utter despair.
Все та же раздвоенная мысль преследовала его — мысль, начинавшаяся надеждой: может быть, и даст! и неизменно кончавшаяся вопросом: и зачем я сюда приехал?
Perhaps he did not really know his father, but one thing he was sure of, that there was not in him a single feeling, a single weak spot that could be grasped at and made use of.
Может быть, он не понимал своего отца, но, во всяком случае, он не знал за ним ни одного чувства, ни одной слабой струны, за которую предстояла бы возможность ухватиться и эксплуатируя которую можно было бы чего-нибудь достигнуть.
When face to face with his father, all he felt was something inexplicable.
Он чувствовал только одно: что в присутствии отца он находится лицом к лицу с чем-то неизъяснимым, неуловимым.
He did not know how to approach him, what to say first, and this made him very uneasy in his presence.
Незнание, с какого конца подойти, с чего начать речь, порождало ежели не страх, то, во всяком случае, беспокойство.
It had been like that since his childhood.
И так шло с самого детства.
As far back as he could remember, it always seemed better not to attempt any forecast at all than to make a matter depend upon his father's decision.
Всегда, с тех пор как он начал себя помнить, дело было поставлено так, что лучше казалось совсем отказаться от какого-нибудь предположения, нежели поставить его в зависимость от решения отца.
So now, too.
Так было и теперь.
How was he to begin?
How was he to approach the matter?
What was he to say first?
С чего он начнет? как начнет? что скажет?..
And why had he come here at all?
Ах, зачем только он приехал?
A feeling of disgust seized him.
Им овладела тоска.
Nevertheless he realized he had only a few hours left and something had to be done.
Тем не менее он понял, что впереди оставалось только несколько часов и что, следовательно, надо же что-нибудь делать.
Having worked himself up into a fair state of courage, he buttoned up his coat, and walked firmly to his father's study, whispering something to himself.
Набравшись напускной решимости, застегнувши сюртук и пошептавши что-то на ходу, он довольно твердым шагом направился к отцовскому кабинету.
Yudushka was saying prayers.
Иудушка стоял на молитве.
He was pious, and every day gladly devoted a few hours to prayer, not because he loved God and hoped through prayer to enter into communion with Him, but because he feared the devil and hoped God would deliver him from the Evil One.
Он был набожен и каждый день охотно посвящал молитве несколько часов.
Но он молился не потому, что любил бога и надеялся посредством молитвы войти в общение с ним, а потому, что боялся черта и надеялся, что бог избавит его от лукавого.
скачать в HTML/PDF
share