5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 171 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

The realization came soon after the death of Arina Petrovna, when he was all absorbed in reckoning and figuring.
Это случилось вскоре после смерти Арины Петровны, когда он был весь поглощен в счеты и выкладки.
He read every paper of the deceased, took into account every kopek, traced the relation of this kopek to the kopeks of the guardianship, not wishing, as he put it, either to acquire another's, or to lose his own.
Он перечитывал бумаги покойной, усчитывал всякий грош, отыскивал связь этого гроша с опекунскими грошами, не желая, как он говорил, ни себе присвоить чужого, ни своего упустить.
Amidst this bustle the question never once arose in his mind: To what end was he doing all this, and who was to enjoy the fruits of his busy hoarding?
Среди этой сутолоки ему даже не представлялся вопрос, для чего он все это делает и кто воспользуется плодами его суеты?
From morning to night he bent over his desk musing and criticizing the arrangements of the deceased.
Engrossed in these cares he began little by little to neglect the bookkeeping of his own estate.
С утра до вечера корпел он за письменным столом, критикуя распоряжения покойной и даже фантазируя, так что за хлопотами, мало-помалу, запустил и счеты по собственному хозяйству.
The manor fell into profound silence.
И все в доме стихло.
The domestics, who had always preferred the servants' quarters, abandoned the house almost entirely, and when in the master's rooms would walk on tiptoe and speak in a whisper.
Прислуга, и прежде предпочитавшая ютиться в людских, почти совсем обросила дом, а являясь в господские комнаты, ходила на цыпочках и говорила шепотом.
There was an air of desertion and death about the place and about the man, something eery.
Чувствовалось что-то выморочное и в этом доме, и в этом человеке, что-то такое, что наводит невольный и суеверный страх.
The gloom enveloping Yudushka was to grow denser every day.
Сумеркам, которые и без того окутывали Иудушку, предстояло сгущаться с каждым днем все больше и больше.
_____
CHAPTER II
***
During Lent, when no theatrical performances were given, Anninka came to Golovliovo.
Lubinka had been unable to accompany her because she had been engaged for the entire Lent and had gone to Romny, Izum, Kremenchug, etc., where she was to give concerts and sing her entire music-hall repertoire.
Постом, когда спектакли прекратились, приехала в Головлево Аннинька и объявила, что Любинька не могла ехать вместе с нею, потому что еще раньше законтрактовалась на весь великий пост и вследствие этого отправилась в Ромны, Изюм, Кременчуг и проч., где ей предстояло давать концерты и пропеть весь каскадный репертуар.
During her brief artistic career Anninka had greatly improved in looks.
В течение короткой артистической карьеры Аннинька значительно выровнялась.
She was no longer the simple, anæmic, somewhat sluggish girl who in Dubrovino or Pogorelka had walked from room to room humming and swaying awkwardly, as if she could not find a place for herself.
Это была уже не прежняя наивная, малокровная и несколько вялая девушка, которая в Дубровине и в Погорелке, неуклюже покачиваясь и потихоньку попевая, ходила из комнаты в комнату, словно не зная, где найти себе место.
She was now quite developed, with confident, even dashing manners.
At the very first glance one could tell she was quick at repartee.
Нет, это была девица вполне определившаяся, с резкими и даже развязными манерами, по первому взгляду на которую можно было без ошибки заключить, что она за словом в карман не полезет.
The change in her appearance gave Porfiry Vladimirych a pleasant surprise.
Наружность ее тоже изменилась и довольно приятно поразила Порфирия Владимирыча.
Before him stood a tall, well-built woman with a lovely pink complexion, high, well-developed bust, full eyes, and abundant ash-colored hair, which she wore braided low on her neck—a woman evidently aware of her own attractiveness.
Перед ним явилась рослая и статная женщина с красивым румяным лицом, с высокою, хорошо развитою грудью, с серыми глазами навыкате и с отличнейшей пепельной косой, которая тяжело опускалась на затылок , — женщина, которая, по-видимому, проникнута была сознанием, что она-то и есть та самая
«Прекрасная Елена», по которой суждено вздыхать господам офицерам.
скачать в HTML/PDF
share