5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 177 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

You may say anything you want, but don't blaspheme.
I won't stand for it.
Все можешь говорить, а кощунствовать… не позволяю!
Where did you send the money to?"
Куда же вы деньги послали?
"I don't remember.
— Не помню.
To a little town of some sort.
He wrote us the name."
В городок какой-то… Он сам назначил.
"I didn't know.
— Не знаю.
If there was money, I should have gotten it after his death.
Кабы были деньги, я должен бы после смерти их получить!
It is not possible that he spent it all at once.
Не истратил же он всех разом!
Well, I don't know, I didn't get any.
Не знаю, ничего я не получил.
I suppose the jailers and guards were on to it."
Смотрителишки да конвойные, чай, воспользовались!
"I'm not asking for it, uncle.
I just mentioned it while we were on the subject.
— Да ведь мы и не требуем — это так, к слову сказалось.
It's awful, uncle, for a man to perish on account of three thousand rubles."
А все-таки, дядя, страшно: как это так — из-за трех тысяч человек пропал!
"It wasn't all on account of the three thousand.
— То-то, что не из-за трех тысяч.
Haven't you something else to say than to keep on repeating 'three thousand, three thousand?'
Это нам так кажется, что из-за трех тысяч — вот мы и твердим: три тысячи! три тысячи!
But God——"
А бог…
Yudushka had got his cue and was about to explain in detail how God—Providence—by unseen ways—and all that, but Anninka unceremoniously yawned and said:
Иудушка совсем уж было расходился, хотел объяснить во всей подробности, как бог… провидение… невидимыми путями… и все такое… Но Аннинька бесцеремонно зевнула и сказала:
"Oh, uncle, how boring it is here."
— Ах, дядя! скука какая у вас!
This time Porfiry Vladimirych was truly offended and became silent.
На этот раз Порфирий Владимирыч серьезно обиделся и замолчал.
For a long time they both paced up and down the dining room.
Anninka yawned, Porfiry Vladimirych crossed himself at every step.
Долго ходили они рядом взад и вперед по столовой; Аннинька зевала, Порфирий Владимирыч в каждом углу крестился.
At last the carriage was announced and the usual comedy of seeing relations off began.
Наконец доложили, что поданы лошади, и началась обычная комедия родственных проводов.
Golovliov put on his fur coat, went out on the porch, kissed Anninka and shouted to the servants,
"Her feet!
Wrap up her feet well!" and
"What about the blankets, have you taken the blankets along?
See you don't forget them!" all the while making signs of the cross in the air.
Головлев надел шубу, вышел на крыльцо, расцеловался с Аннинькой, кричал на людей: ноги-то! ноги-то теплее закутывайте! или: кутейки-то! кутейки-то взяли ли? ах, не забыть бы! — и крестил при этом воздух.
Anninka visited her grandmother's grave, asked the priest to say the mass, and when the choir began to chant the
"Eternal memory," she cried a bit.
Съездила Аннинька на могилку к бабушке, попросила воплинского батюшку панихидку отслужить, и когда дьячки уныло затянули вечную память, то поплакала.
The background of the ceremony was rather sad.
Картина, среди которой совершалась церемония, была печальная.
The church near which Arina Petrovna had been buried was of the poorest kind.
In some places the plaster had fallen off its walls and exposed large patches of brick.
The sound of the bells was feeble and hollow, the priest's robe was threadbare.
Церковь, при которой схоронили Арину Петровну, принадлежала к числу бедных; штукатурка местами обвалилась и обнажила большими заплатами кирпичный остов; колокол звонил слабо и глухо; риза на священнике обветшала.
скачать в HTML/PDF
share