5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 179 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

"It is quiet here, it is not cozy, and it is unsightly; but it is quiet, so quiet, as if everything around were dead.
Тихо здесь; неуютно, неприглядно, но тихо, так тихо, словно все кругом умерло.
There is much air and much room."
She looked out over the endless fields and felt a desire to dash straight across them, without aim or purpose, just to breathe fast and feel a pain in her chest.
Воздуху много и простору: вон оно, поле, — так бы и побежала.
Без цели, без оглядки, только чтоб дышалось сильнее, чтоб грудь саднило.
And there, in the half-nomadic life from which she had just escaped and to which she must return—what awaited her there?
What had she gained by it?
А там, в этой полукочевой среде, из которой она только что вырвалась и куда опять должна возвратиться, — что ее ждет? и что она оттуда вынесла? 
Nothing but recollections of hotels permeated with stench, of an everlasting din coming from the dining and billiard rooms, of unkempt porters, of rehearsals on the stage in the twilight and among the scenes of painted linen, the feel of which was abominable, in the draught and in the dampness.
— Воспоминание о пропитанных вонью гостиницах, об вечном гвалте, несущемся из общей столовой и из биллиардной, о нечесаных и немытых половых, об репетициях среди царствующих на сцене сумерек, среди полотняных, раскрашенных кулис, до которых дотронуться гнусно, на сквозном ветру, на сырости… Вот и только!
And then, army officers, lawyers, obscene language, and the eternal uproar!
А потом: офицеры, адвокаты, цинические речи, пустые бутылки, скатерти, залитые вином, облака дыма, и гвалт, гвалт, гвалт!
What hadn't the men told her!
With what obscenity hadn't they touched her!
И что они говорили ей! с каким цинизмом к ней прикасались!..
Especially the one with the mustache, with a voice hoarse from drink, inflamed eyes, and a perpetual smell of the stable about him.
Lord, what he had told her!
Особливо тот, усатый, с охрипшим от перепоя голосом, с воспаленными глазами, с вечным запахом конюшни… ах, что он говорил!
Anninka shivered at the very recollection and shut her eyes.
Аннинька при этом воспоминании даже вздрогнула и зажмурила глаза.
Then she came to, sighed, and went into the ikon room.
Потом, однако ж, очнулась, вздохнула и перешла в образную.
There were now only a few ikons in the image-case, only those which had unquestionably belonged to her mother.
The rest of them, her grandmother's, Yudushka, as the legitimate heir, had removed to Golovliovo.
В киоте стояло уже немного образов, только те, которые несомненно принадлежали ее матери, а остальные, бабушкины, были вынуты и увезены Иудушкой, в качестве наследника, в Головлево.
The empty spaces where they had stood stared like the hollow eye-sockets in a deathshead.
Образовавшиеся вследствие этого пустые места смотрели словно выколотые глаза.
Nor were there any ikon lamps.
Yudushka had taken all of them.
Only one yellow bit of wax candle stood out, orphan-like, from a miniature tin candlestick that had been forgotten.
И лампад не было — все взял Иудушка; только один желтого воска огарок сиротливо ютился, забытый в крохотном жестяном подсвечнике.
скачать в HTML/PDF
share