5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 181 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Anninka became sad again for a moment.
There seemed to be irony in Fedulych's words.
Анниньке опять взгрустнулось: ей показалось, что слова Федулыча звучат иронией.
She waited a while, sighed, and said:
Она постояла-постояла на месте, вздохнула и сказала:
"Well, good-by."
— Ну, прощайте!
"We thought that you would come back and live with us," said Fedulych.
— А мы было думали, что вы к нам вернетесь! с нами поживете! — молвил Федулыч.
"No, what's the use?
— Нет уж… что!
Anyway—you live on!"
Все равно… Живите!
Tears flowed from her eyes again and the others cried, too.
И опять слезы полились у нее из глаз, и все при этом тоже заплакали.
It seemed peculiar to her; there was nothing to regret in leaving the place, nothing sentimental to remember it by, and yet she was crying.
Как-то странно это выходило: вот и ничего, казалось, ей не жаль, даже помянуть нечем — а она плачет.
And those people, too.
She had not said anything out of the ordinary to them—just the usual questions and answers—and yet their hearts were heavy, they were sorry to see her go.
Да и они: ничего не было сказано выходящего из ряда будничных вопросов и ответов, а всем сделалось тяжело, «жалко».
She was seated in the cart, wrapped up and well covered.
Everybody heaved a sigh.
Посадили ее в кибитку, укутали и все разом глубоко вздохнули.
"Good luck!" came running after her when the cart started.
— Счастливо! — раздалось за ней, когда повозка тронулась.
Passing the churchyard she stopped again and went to the grave alone without the ecclesiastics, following the path that had been cleared.
Ехавши мимо погоста, она вновь велела остановиться и одна, без причта, пошла по расчищенной дороге к могиле.
It was quite dark, and lights began to appear in the houses of the church officials.
Уже порядком стемнело, и в домах церковников засветились огни.
She stood there with one hand holding on to the cross rising from the grave.
She did not cry, but only swayed slightly, thinking of nothing in particular, unable to formulate any definite thought.
But she was unhappy, in every way unhappy.
Она стояла, ухватившись одной рукой за надгробный крест, но не плакала, а только пошатывалась.
Ничего особенного она не думала, никакой определенной мысли не могла формулировать, а горько ей было, всем существом горько.
Not because of grandmother, but on her own account.
И не над бабушкой, а над самой собой горько.
So she stood for a quarter of an hour, and suddenly before her eyes rose the image of Lubinka, who perhaps at that very moment was singing merrily in a rollicking company, somewhere in Kremenchug:
Бессознательно пошатываясь и наклоняясь, она простояла тут с четверть часа, и вдруг ей представилась Любинька, которая, быть может, в эту самую минуту соловьем разливается в каком-нибудь Кременчуге, среди развеселой компании…
"Ah, ah, que j'aime, que j'aime!
Ah! ah! que j'aime, que j'aime!
Que j'aime, les mili-mili-mili-taires!"
Que j'aime les mili-mili-mili-taires!
She almost broke down.
Она чуть не упала.
She ran to her cart, seated herself, and ordered the coachman to drive to Golovliovo as fast as possible.
Бегом добежала до повозки, села и велела как можно скорее ехать в Головлево.
_____
CHAPTER III
***
When Anninka returned to her uncle's, she was dull and silent, though she did feel a bit hungry (in the hurry, uncle had not given her some chicken to take along) and was very glad the table was already set for tea.
Аннинька воротилась к дяде скучная, тихая.
Впрочем, это не мешало ей чувствовать себя несколько голодною (дяденька, впопыхах, даже курочки с ней не отпустил), и она была очень рада, что стол для чая был уж накрыт.
скачать в HTML/PDF
share