5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 187 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

An honest livelihood does not come of itself, but is attained only by persistent search and previous training which help in the quest to some extent.
Серьезный труд не приходит сам собой, а дается только упорному исканию и подготовке, ежели и не полной, то хотя до известной степени помогающей исканию.
But neither Anninka's temperament nor education provided her with this.
Но требованиям этим не отвечали ни темперамент, ни воспитание Анниньки.
Her temperament was not marked by passion, it was simply sensitive.
The material that her education had given her and on which she meant to build up her life of honest toil was so unreliable and poor that it could hardly serve as a basis for serious work.
Темперамент ее вовсе не отличался страстностью, а только легко раздражался; материал же, который дало ей воспитание и с которым она собралась войти в трудовую жизнь, был до такой степени несостоятелен, что не мог послужить основанием ни для какой серьезной профессии.
Her education was of the boarding-school, music-hall kind, with the balance tipping to the side of the music-hall.
Воспитание это было, так сказать, институтско-опереточное, в котором перевес брала едва ли не оперетка.
It was a chaotic heap in which problems were piled up about a flock of geese, dancing steps with a shawl, the sermons of Peter of Picardy, the exploits of Fair Helen, the Ode to Felitza, and the prescribed feeling of gratitude to the instructors and patrons of the institution.
Тут в хаотическом беспорядке перемешивались и задача о летящем стаде гусей, и па с шалью, и проповедь Петра Пикардского, и проделки Елены Прекрасной, и ода к Фелице, и чувство признательности к начальникам и покровителям благородных девиц.
What was left clear of this chaotic jumble in her soul might quite properly be called a tabula rasa.
There was scarcely a thing to be read in it; it certainly offered no possibility of finding a starting-point in her for better things.
В этом беспорядочном винегрете (вне которого она с полным основанием могла назвать себя tabula rasa) трудно было даже разобраться, а не то что исходную точку найти.
Whatever preparation she had had inspired not love for work but love for a "society" life, the desire to be surrounded by admirers and listen to their flattery, the desire to plunge into the social din, glamor and whirlwind.
Не любовь к труду пробуждала такая подготовка, а любовь к светскому обществу, желание быть окруженной, выслушивать любезности кавалеров и вообще погрузиться в шум, блеск и вихрь так называемой светской жизни.
If she had listened to herself, she would have discovered that even in Pogorelka, when just beginning to make plans for a life of honest toil as a deliverance from Egyptian bondage, she could have caught herself dreaming not so much of work as of being surrounded by a society of congenial people, frittering her time away in empty talk.
Если бы она следила за собой пристальнее, то даже в Погорелке, в те минуты, когда в ней еще только зарождались проекты трудовой жизни, когда она видела в них нечто вроде освобождения из плена египетского, — даже и тогда она могла бы изловить себя в мечтах не столько работающею, сколько окруженною обществом единомыслящих людей и коротающею время в умных разговорах.
Of course, the people of her dreams were clever, and their conversation was honest and serious, but the idle side of life was always in the foreground.
Конечно, и люди этих мечтаний были умные, и разговоры их — честные и серьезные, но все-таки на сцене первенствовала праздничная сторона жизни.
Poverty was distinguished by neatness, privations amounted merely to a lack of luxuries.
Бедность была опрятная, лишения свидетельствовали только об отсутствии излишеств.
So, when her dreams of a life of work came to a head and she was offered a part in one of the provincial theatres, she hesitated little, though the contrast between dream and reality was great.
Поэтому, когда на деле мечты о трудовом хлебе разрешились тем, что ей предложили занять опереточное амплуа на подмостках одного из провинциальных театров, то, несмотря на контраст, она колебалась недолго.
скачать в HTML/PDF
share