5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 199 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

And the longer you stay here the duller you feel."
И чем дольше вы будете здесь жить, тем будет скучнее.
Yevpraksia turned pensive, then yawned and said:
Евпраксеюшка слегка задумалась, потом зевнула и сказала:
"When I stayed with father I was very, very slim.
— Я когда у батюшки жила, тощая-претощая была.
Now, you see how stout I am, like an oven.
А теперь — ишь какая! печь печью сделалась!
So dullness does one good, after all."
Скука-то, стало быть, впрок идет!
"You won't stand it long, anyway.
— Все равно долго не выдержите.
Remember what I say—you won't."
Вот помяните мое слово, не выдержите.
With this the conversation ended.
На этом разговор кончился.
Luckily Porfiry Vladimirych did not hear it, otherwise he would have obtained a new and fruitful theme for his endless sermonizing.
К счастью, Порфирий Владимирыч не слышал его — иначе он получил бы новую и благодарную тему, которая, несомненно, освежила бы бесконечную канитель его нравоучительных разговоров.
Porfiry Vladimirych tortured Anninka for two whole days.
Целых два дня еще мучил Порфирий Владимирыч Анниньку.
He kept on saying,
"Wait, don't be in a hurry!
Quietly, easily.
Say your prayers and receive your benediction," and so on.
Все говорил: вот потерпи да погоди! потихоньку да полегоньку! благословясь да богу помолясь! и проч.
He tired her to death.
Совсем ее истомил.
Finally, on the fifth day, he was ready to go to town with her, though he found another way of tormenting his dear niece.
Наконец, на пятый день собрался-таки в город, хотя и тут нашел средство истерзать племянницу.
She was in her fur coat waiting for him in the vestibule, and he, as if to spite her, lingered a whole hour, dressing and washing and clapping his thighs and crossing himself, and walking back and forth, and sitting down, and giving orders.
"Here—, or see to it—you know what I mean.
See that nothing happens—you know."
Она уж стояла в передней в шубе, а он, словно назло, целый час проклажался.
Одевался, умывался, хлопал себя по ляжкам, крестился, ходил, сидел, отдавал приказания вроде: «так так-то, брат!» или: «так ты уж тово… смотри, брат, как бы чего не было!»
He behaved as if he were leaving Golovliovo not for a few hours, but forever.
Вообще поступал так, как бы оставлял Головлево не на несколько часов, а навсегда.
Having tired everybody out, the men and horses who had been waiting at the porch for an hour and a half, his own throat at last got dry from gabbling, and he decided to start out.
Замаявши всех: и людей и лошадей, полтора часа стоявших у подъезда, он наконец убедился, что у него самого пересохло в горле от пустяков, и решился ехать.
The entire affair in town was concluded while the horses were eating their oats at the inn.
В городе все дело покончилось, покуда лошади ели овес на постоялом дворе.
Porfiry Vladimirych produced an account book, from which it appeared that when Arina Petrovna died the orphans had twenty thousand rubles or a trifle less in five per cent securities.
Порфирий Владимирыч представил отчет, по которому оказалось, что сиротского капитала, по день смерти Арины Петровны, состояло без малого двадцать тысяч рублей в пятипроцентных бумагах.
Then the petition to remove the guardianship was filed, along with the papers testifying to the majority of the orphans, and the order was immediately issued to remove the guardianship and transfer both capital and land to the rightful owners.
Затем просьба о снятии опеки вместе с бумагами, свидетельствовавшими о совершеннолетии сирот, была принята, и тут же последовало распоряжение об упразднении опекунского управления и о сдаче имения и капиталов владелицам.
In the evening of the same day Anninka signed all the papers and inventories that Yudushka had prepared and when all was done, heaved a sigh of relief.
В тот же день вечером Аннинька подписала все бумаги и описи, изготовленные Порфирием Владимирычем, и наконец свободно вздохнула.
скачать в HTML/PDF
share