5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 200 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

The remaining few days Anninka spent in the greatest agitation.
Остальные дни Аннинька провела в величайшей ажитации.
She wanted to leave Golovliovo at once, but her uncle met her attempts with a jest, which, good-natured as it sounded, screened a stupid obstinacy that no human power could overcome.
Ей хотелось уехать из Головлева немедленно, сейчас же, но дядя на все ее порывания отвечал шуточками, которые, несмотря на добродушный тон, скрывали за собой такое дурацкое упорство, какого никакая человеческая сила сломить не в состоянии.
"You yourself said you were going to stay a week.
Then stay," he said.
— Сама сказала, что неделю поживешь, — ну, и поживи! — говорил он. 
"I don't understand why you are in such a hurry.
You don't have to pay rent, you are welcome without pay.
— Что тебе! не за квартиру платить — и без платы милости просим!
You will have tea and dinner and anything your heart may desire."
И чайку попить, и покушать — все, чего тебе вздумается, все будет!
"But, uncle, I must go," Anninka pleaded.
— Да ведь мне, дядя, необходимо! — отпрашивалась Аннинька.
"You are on pins and needles, but I am not going to give you horses," jested Yudushka.
"I just won't give you horses, and you'll have to be my prisoner.
— Тебе не сидится, а я лошадок не дам! — шутил Иудушка, — не дам лошадок, и сиди у меня в плену!
When the week is up, I won't say a word.
Вот неделя пройдет — ни слова не скажу!
We'll attend mass, and have a bite, and some tea, and a chat, and we'll take a good look at each other, and then—God speed you!
Отстоим обеденку, поедим на дорожку, чайку попьем, побеседуем… Наглядимся друг на друга — и с богом!
But, see here, suppose we visit the grave at Voplino again.
Да вот что! не съездить ли тебе опять на могилку в Воплино?
It would be best to take leave of your grandmother, you know.
Maybe her soul will be of guidance to you."
Все бы с бабушкой простилась — может, покойница и благой бы совет тебе подала!
"I shouldn't mind it," Anninka consented.
— Пожалуй! — согласилась Аннинька.
"So that's what we'll do.
Early in the morning on Wednesday we'll attend mass here, then we'll have a bite before you go, and then my team will take you to Pogorelka.
From there to Dvoriky you will go with your own team.
— Так мы вот как сделаем: в среду раненько здесь обеденку отслушаем да на дорожку пообедаем, а потом мои лошадки довезут тебя до Погорелки, а оттуда до Двориков уж на своих, на погорелковских лошадках поедешь.
You are a landlady yourself, I dare say.
You've got your own horses."
Сама помещица! свои лошадки есть!
She had to consent.
Приходилось смириться.
There is something tremendously powerful in vulgarity.
It catches a person unawares, and while he is staring in bewilderment, it has him in its clutches.
Пошлость имеет громадную силу; она всегда застает свежего человека врасплох, и, в то время как он удивляется и осматривается, она быстро опутывает его и забирает в свои тиски.
When we pass a cesspool we close our noses and try not to breathe.
We have to do the same violence to ourselves in an atmosphere saturated with idle chatter and vulgarity, deaden our sight, hearing, smell and taste, overcome all sensibility, turn into stone.
Всякому, вероятно, случалось, проходя мимо клоаки, не только зажимать нос, но и стараться не дышать; точно такое же насилие должен делать над собой человек, когда вступает в область, насыщенную празднословием и пошлостью.
Он должен притупить в себе зрение, слух, обоняние, вкус; должен победить всякую восприимчивость, одеревенеть.
скачать в HTML/PDF
share