5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 221 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

It is uncertain whether the relationship had been kept up on his subsequent visits; at any rate, when Yudushka decided to establish himself permanently at Golovliovo, Ulita's hopes had been shattered grievously.
Поддерживалась ли эта связь впоследствии, при дальнейших наездах Иудушки в отчий дом — неизвестно; но, во всяком случае, когда Порфирий Владимирыч собрался в Головлево совсем на жительство, мечтаниям Улитушки пришлось рухнуть самым обидным образом.
Immediately after his arrival she came to him with a heap of gossip, in which Arina Petrovna was accused of all sorts of fraud.
The master listened very affably to her gossip, but gave Ulita a cold look, evidently failing to remember her former "good services."
Немедленно по приезде Иудушки она кинулась к нему с целым ворохом сплетен, в которых Арина Петровна обвинялась чуть не в мошенничестве; но «барин» сплетни выслушал благосклонно, а на Улитку взглянул все-таки холодно и прежней ее «заслуги» не попомнил.
Offended and deceived in her hopes, Ulita transferred herself to Dubrovino, where Pavel Vladimirych, because of his hatred for his dear brother Porfiry Vladimirych, received her gladly and even made her his housekeeper.
Обманутая в расчетах и обиженная, Улитушка перекинулась в Дубровино, где братец Павел Владимирыч, из ненависти к братцу Порфирию Владимирычу, охотно принял ее и даже сделал экономкою.
Here for a long time her condition seemed to improve.
Тут ее фонды как будто поправились.
Pavel Vladimirych would sit in the entresol and sip one glass of vodka after another, and she would run busily from storeroom to cellar, clanging a bunch of keys, and rattling her tongue.
She had even quarrelled with Arina Petrovna, whom the sly wench nearly drove to her grave.
Павел Владимирыч сидел на антресолях и выпивал рюмку за рюмкой, а она с утра до вечера бойко бегала по кладовым и погребам, гремела ключами, громко язычничала и даже завела какие-то контры с Ариной Петровной, которую чуть не сжила со свету.
But Ulita loved treachery too well to be content with the peace and quiet that had come with her "good living."
Но Улитушка слишком любила всякие предательства, чтобы в тишине пользоваться выпавшим на ее долю хорошим житьем.
That was when Pavel Vladimirych had become so addicted to drink that his end could readily be foreseen.
Это было то самое время, когда Павел Владимирыч испивал уже настолько, что можно было с известными надеждами относиться к исходу этого беспробудного пьянства.
Porfiry Vladimirych was alive to Ulita's priceless value at this juncture, and he snapped his fingers again and summoned her.
Порфирий Владимирыч понял, что в таком положении дела Улитушка представляет неоцененный клад — и вновь поманил ее пальцем.
He ordered her never for a moment to leave his prey, not to contradict Pavel in anything, not even in his hatred of his brother Porfiry, and by all means to eliminate the interference of Arina Petrovna.
Ей было дано из Головлева приказание — не отходить ни на шаг от облюбованной жертвы, ни в чем ей не противоречить, даже в ненависти к братцу Порфирию Владимирычу, а только всеми мерами устранять вмешательство Арины Петровны.
This had been one of those domestic crimes which Yudushka had a gift of perpetrating without previous deliberation, spontaneously, and as a matter of course.
Это было одно из тех родственных злодейств, на которые Иудушка не то чтобы решался по зрелом размышлении, а как-то само собой проделывал, как самую обыкновенную затею.
Needless to say, Ulita carried out his orders most faithfully.
Излишне было бы говорить, что Улитушка выполнила поручение в точности.
Pavel Vladimirych never ceased to hate his brother, and the more he hated him, the more he drank his vodka, and the less capable he became of heeding the remarks and advice of Arina Petrovna as to "making provisions."
Павел Владимирыч не переставал ненавидеть брата, но чем больше он ненавидел, тем больше пил и тем меньше становился способен выслушивать какие-либо замечания Арины Петровны насчет «распоряжения».
скачать в HTML/PDF
share