5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 253 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Stealing noiselessly along the corridor, he went to Yevpraksia's room and put his ear to the door to listen.
Бесшумно крадучись, побрел он вдоль коридора и, подойдя к Евпраксеюшкиной комнате, приложил к двери ухо, чтоб послушать.
She was alone, and Yudushka heard her yawning and saying,
Евпраксеюшка была одна, и слышно было только, как она, зевая, произносит:
"Lord!
«Господи!
Savior!
Спас милостивый!
Holy Virgin," as she scratched her back.
Успленья матушка!» — и в то же время горстью чешет себе поясницу.
Porfiry Vladimirych tried the knob, but the door was locked.
Порфирий Владимирыч попробовал взяться за ручку двери замка, но дверь была заперта.
"Yevpraksia, darling, are you there?" he called.
— Евпраксеюшка! ты здесь? — окликнул он.
"Yes, but not for you!" she snapped, so rudely that he immediately retreated to his room.
— Здесь, да не про вас! — огрызнулась она так грубо, что Иудушке осталось молча отретироваться в кабинет.
The next morning there was another conversation.
На другой день последовал другой разговор.
Yevpraksia intentionally selected morning tea for launching her attacks on Porfiry Vladimirych.
Евпраксеюшка, как нарочно, выбирала время утреннего чая для уязвления Порфирия Владимирыча.
She felt instinctively that a spoiled morning would fill the entire day with anxiety and pain.
Словно она чутьем чуяла, что все его бездельничества распределены с такой точностью, что нарушенное утро причиняло беспокойство и боль уже на целый день.
"I'd like to see how some people live," she began in a rather enigmatic manner.
— Посмотрела бы я, хоть бы глазком бы полюбовалась, как некоторые люди живут! — начала она как-то загадочно.
Yudushka changed countenance.
Порфирия Владимирыча всего передернуло.
"It's beginning," flashed through his mind; but he held his tongue and waited for what would come next.
«Начинается!» — подумал он, но смолчал и ждал, что дальше будет.
"It's fine to live with a handsome young friend, upon my word.
— Право! с дружком с милыим да с молоденькиим!
You walk about in the rooms and look at each other.
Ходят по комнатам парочкой да друг на дружку любуются!
Not a cross word exchanged.
Ни он словом бранным ее не попрекнет, ни она против его.
'My darling' and 'my heart'—that's your whole conversation.
«Душенька моя» да «друг мой», только и разговора у них!
Lovely and noble!"
Мило! благородно!
The subject was peculiarly hateful to Porfiry Vladimirych.
Эта материя была особенно ненавистна для Порфирия Владимирыча.
Although of necessity he tolerated adultery within strict limits, he nevertheless considered lovemaking a diabolical temptation.
Хотя он и допускал прелюбодеяние в размерах строгой необходимости, но все-таки считал любовное времяпрепровождение бесовским искушением.
This time, however, he restrained himself, all the more so because he wanted his tea.
The tea-pot had been boiling on the samovar for quite some time, but Yevpraksia seemed to have forgotten about filling the glasses.
Однако он и на этот раз смалодушничал, тем больше что ему хотелось чаю, который уж несколько минут прел на конфорке.
А Евпраксеюшка и не думала наливать его.
"Of course, many of us women are foolish," she went on, impudently swinging in her chair and drumming on the table with her fingers.
"Some are so silly that they are ready to do anything for a calico dress; others give themselves away for nothing at all.
— Конечно, из нашей сестры много глупых бывает, — продолжала она, нахально раскачиваясь на стуле и барабаня рукой по столу, — иную так осетит, что она из-за ситцевого платья на все готова, а другая и просто, безо всего, себя потеряет!..
'Cider,' you said, 'drink as much as you please,' A fine thing to seduce a woman with!"
Квасу, говорит, огурцов, пей-ешь, сколько хочется!
Нашли, чем прельстить!
"Is it from interest alone that——" Yudushka risked a timid remark, watching the tea-pot from which steam had begun to escape.
— Так неужто ж из интереса одного… — рискнул робко заметить Порфирий Владимирыч, следя глазами за чайником, из которого уже начинал валить пар.
скачать в HTML/PDF
share