5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 268 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

"And how many trees, d'you think, are there on one desyatin?"
— Ну, а как ты думаешь, сколько на каждой десятине примерно дерев сидит?
"I can't tell.
Only God has counted them."
— Кто их знает! у бога они сосчитаны!
"I reckon there are no less than six or seven hundred trees to a desyatin.
— А я так думаю, что непременно шестьсот — семьсот на десятину будет.
I mean the desyatin now used.
Да не на старую десятину, а на нынешнюю, на тридцатку.
Wait!
If we take the number to be six hundred—or, let us say, six hundred and fifty trees, how many trees are there on one hundred and five desyatins?"
Постой! погоди! ежели по шестисот… ну, по шестисот по пятидесяти положить, — сколько же на ста пяти десятинах дерев будет?
Porfiry Vladimirych takes a sheet of paper and multiplies 105 by 65 and gets 6,825 trees.
Порфирий Владимирыч берет лист бумаги и умножает 105 на 650: оказывается 68.250 дерев.
"Now, see here, if I were to sell all this timber, do you think I can get ten rubles a tree?"
— Теперича, ежели весь этот лес продать… по разноте… как ты думаешь, можно по десяти рублей за дерево взять?
Old Ilya shakes his head.
Старик Илья трясет головой.
"Ten is little," he says.
"Look at these trees.
Each trunk will give two mill beams and some planks and boards and firewood.
What do you think is the price of a mill-wheel beam?"
— Мало! — говорит он, — ведь это — какой лес! из каждого дерева два мельничных вала выйдет, да еще строевое бревно, хоть в какую угодно стройку, да семеричок, да товарничку, да сучья… По-вашему, мельничный-то вал — сколько он стоит?
Porfiry Vladimirych makes believe he does not know, although he figured out everything to a kopek long ago.
Порфирий Владимирыч притворяется, что не знает, хотя он давно уж все до последней копейки определил и установил.
"Here," continues the peasant, "a beam is worth ten rubles, but if we take it to Moscow it will be worth its weight in gold.
— По здешнему месту один вал десяти рублей стоит, а кабы в Москву, так и цены бы ему, кажется, не было!
It is a tremendous beam.
You will hardly haul it on a three-horse team.
And think of the second beam that can be made out of the stem, and the boards and laths and firewood, and branches.
Twenty rubles, I should think, is the lowest price for a tree."
Ведь это — какой вал! его на тройке только-только увезти! да еще другой вал, потоньше, да бревно, да семеричок, да дров, да сучьев … Ан дерево-то, бедно-бедно, в двадцати рублях пойдет.
Porfiry Vladimirych listens and takes in his words greedily.
Слушает Порфирий Владимирыч Ильины речи и не наслушается их!
A clever, faithful servant this Ilya.
Умный, верный мужик, этот Илья!
And how well he has picked out his help!
Да и все вообще управление ему как-то необыкновенно удачно привел бог сладить!
Old Vavilo, Ilya's assistant—he too has been resting in the churchyard for a good many years—is quite worthy of his superior.
В помощниках у Ильи старый Вавило служит (тоже давно на кладбище лежит) — вот, брат, так кряж!
The foresters, too, are all tried, stalwart men, and the hounds at the corn lofts are fierce.
Both the men and the dogs are ready to grapple with the devil himself for the master's good.
В конторщиках маменькин земский Филипп-перевезенец (из вологодских деревень его, лет шестьдесят тому назад, перевезли); полесовщики все испытанные, неутомимые; псы у амбаров — злые!
И люди и псы — все готовы за барское добро хоть черту горло перегрызть!
"Let's figure out, brother.
If we sell the whole forest, what will it come to?"
— А ну-тко, брат, давай прикинем: сколько это будет, ежели всю пустошь по разноте распродать?
скачать в HTML/PDF
share