5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 278 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

"Well, my dear man, I should like to, but I can't stand it any longer.
— И рад бы, голубчик, да сил моих нет.
If I had the strength of my youth, of course I would stay with you and keep at it.
Кабы прежние силы, конечно, еще пожил бы, повоевал бы.
But no, it's time to rest.
Нет! пора, пора на покой!
I will go to the Trinity Monastery, I will find shelter under the wing of the saints, and not a soul will hear from me.
Уеду отсюда к Троице-Сергию, укроюсь под крылышко угоднику — никто и не услышит меня.
And how good I'll feel!
All will be peaceful and quiet and honest; no noise, no quarrels—like in Heaven."
А уж мне-то как хорошо будет: мирно, честно, тихо, ни гвалту, ни свары, ни шума — точно на небеси!
In a word, in spite of all of Foka's protestations, Porfiry Vladimirych arranges the bargain to suit himself.
Словом сказать, как ни вертится Фока, а дело слаживается, как хочется Порфирию Владимирычу.
But that is not enough.
At the very moment that Foka consents to the terms of the loan, a thought flashes through Yudushka's mind.
Но этого мало: в самый момент, когда Фока уж согласился на условия займа, является на сцену какая-то Шелепиха.
A certain Shelepikha meadow appears on the scene.
It doesn't amount to much, hardly a desyatin to mow.
Так, пустошонка ледащая, с десятинку покосцу, да и то вряд ли… Так вот бы…
"You see, I am doing you a favor, so you do me one in turn," says Porfiry Vladimirych.
"This is not interest, but just a favor.
— Я тебе одолжение делаю — и ты меня одолжи, — говорит Порфирий Владимирыч, — это уж не за проценты, а так, в одолжение!
God does favors to us all, and we've got to do likewise to one another.
Бог за всех, а мы друг по дружке!
You will mow this desyatin in no time, and I'll be much obliged to you.
You see, brother, I am a plain man.
Ты десятинку-то шутя скосишь, а я тебя напредки попомню! я, брат, ведь прост!
You'll do me a ruble's worth of service, and I——"
Ты мне на рублик послужишь, а я…
Porfiry Vladimirych rises, faces the church, and makes the sign of the cross to show that the transaction is at an end.
Порфирий Владимирыч встает и в знак окончания дела молится на церковь.
Foka also rises and makes the sign of the cross.
Фока, следуя его примеру, тоже крестится.
Foka has disappeared.
Porfiry Vladimirych produces a sheet of paper, arms himself with the counting-board, and the beads begin jumping fast under his skilful fingers.
Little by little an orgy of numbers commences.
Фока исчез; Порфирий Владимирыч берет лист бумаги, вооружается счетами, а костяшки так и прыгают под его проворными руками… Мало-помалу начинается целая оргия цифр.
The whole world becomes enwrapped in mist.
With feverish haste Yudushka passes from the paper to the counting-board and from the counting-board to the paper.
Весь мир застилается в глазах Иудушки словно дымкой; с лихорадочною торопливостью переходит он от счетов к бумаге, от бумаги к счетам.
The rows of figures keep growing larger and larger.
Цифры растут, растут…
_____
BOOK VII
THE SETTLEMENT
_____
CHAPTER I
РАСЧЕТ
It is the middle of December.
The country stretches still and benumbed, covered with a mantle of snow as far as the eye can reach.
The horses, though pulling empty carts, wade with difficulty through the snow-drifts that the wind has driven during the night.
На дворе декабрь в половине: окрестность, схваченная неоглядным снежным саваном, тихо цепенеет; за ночь намело на дороге столько сугробов, что крестьянские лошади тяжко барахтаются в снегу, вывозя пустые дровнишки.
скачать в HTML/PDF
share