5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 285 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

This queen," said Yudushka, almost in hatred, pointing to Yevpraksia pouring the tea, "is all the time running about in the servants' quarters, so that sometimes you can never get any service, not a soul in the whole house.
Краля-то эта, — Иудушка почти с ненавистью указал на Евпраксеюшку, разливавшую чай, — все по людским рыскает, так иной раз и не докличешься никого, весь дом пустой!
Well, good-by for the present.
Ну, а покамест прощай.
I shall go to my room.
Я к себе пойду.
I shall pray, do some work and pray again.
So, my friend.
И помолюсь, и делом займусь, и опять помолюсь… так-то, друг!
Is it long since Lubinka died?"
Давно ли Любинька-то скончалась?
"About a month, uncle."
— Да с месяц, дядя.
"Then tomorrow we shall go to church early and order a mass to be read for God's recently deceased servant Lubinka.
So good-by for the present.
— Так мы завтра ранехонько к обеденке сходим, да кстати и панихидку по новопреставльшейся рабе божией Любви отслужим… Так прощай покуда!
Have some tea, and if you want a bit of luncheon, have the servant bring it to you.
Кушай-ка чай-то, а ежели закусочки захочется с дорожки, и закусочки подать вели.
At dinner we shall meet again, have a talk, a chat.
And if anything has to be done, we shall attend to it, if not—not."
А в обед опять увидимся.
Поговорим, побеседуем; коли нужно что — распорядимся, а не нужно — и так посидим!
Such was the first family meeting.
Так произошло это первое родственное свидание.
When it was over, Anninka entered upon her new life in that disgusting Golovliovo, where she was stranded for the second time in her short life.
С окончанием его Аннинька вступила в новую жизнь в том самом постылом Головлеве, из которого она, уж дважды в течение своей недолгой жизни, не знала как вырваться.
_____
CHAPTER II
***
Anninka had gone downhill very fast.
Аннинька пошла под гору очень быстро.
It was true that her first visit to Golovliovo had aroused the consciousness of being a "lady," of having her own nest and her own graves, of not being confined in her life to the squalor and uproar of hotels and inns, and of having a shelter where she would be safe from vile breaths infected with the odor of wine and the stable, from hoarse voices, bloodshot eyes, indecent gestures.
But alas!
No sooner did Golovliovo disappear from sight than this purifying consciousness vanished from her mind.
Вызванное головлевской поездкой (после смерти бабушки Арины Петровны) сознание, что она «барышня», что у нее есть свое гнездо и свои могилы, что не все в ее жизни исчерпывается вонью и гвалтом гостиниц и постоялых дворов, что есть, наконец, убежище, в котором ее не настигнут подлые дыханья, зараженные запахом вина и конюшни, куда не ворвется тот «усатый», с охрипшим от перепоя голосом и воспаленными глазами (ах, что он ей говорил! какие жесты в ее присутствии делал!), — это сознание улетучилось почти сейчас вслед за тем, как только пропало из вида Головлево.
Anninka had gone from Golovliovo straight to Moscow, and solicited a position on the government stage both for herself and her sister.
Аннинька отправилась в ту пору из Головлева прямо в Москву и начала хлопотать, чтоб ее и сестру приняли на казенную сцену.
With this in view she turned for aid to maman, that is, the directress of the boarding-school where she had been educated, and to several of her classmates.
С этой целью она обращалась и к maman, директрисе института, в котором она воспитывалась, и к некоторым институтским товаркам.
Но везде ее приняли как-то странно.
Maman was at first quite kind to her, but as soon as she discovered that her former pupil had acted on the provincial stage, her pleasant manner changed to one of haughtiness and sternness.
As for Anninka's classmates, who were mostly married women, they eyed her with an impertinent astonishment that quite frightened her.
Maman, отнесшаяся к ней в первую минуту довольно радушно, как только узнала, что она играет на провинциальном театре, вдруг переменила благосклонное выражение лица на важное и строгое, а товарки, большею частью замужние женщины, взглянули на нее с таким нахальным изумлением, что она просто-напросто струсила.
скачать в HTML/PDF
share