5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 291 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Meanwhile Kukishev acted so artfully that he succeeded in making the public take an interest in his efforts.
Между тем Кукишев действовал так ловко, что успел заинтересовать в своих домогательствах и публику.
People suddenly became convinced that Kukishev was right and that Pogorelskaya I, as she was dubbed on the posters, only looked as if butter would not melt in her mouth.
Публика как-то вдруг догадалась, что Кукишев прав и что девица Погорельская 1-я (так она печаталась в афишах) не бог весть какая «фря», чтобы разыгрывать из себя недотрогу.
A whole clique was formed with the express purpose of taming the refractory upstart.
Образовалась целая партия, которая поставила себе задачей обуздать строптивую выскочку.
The campaign was started by several habitués of the theatre who gradually began to hang around her dressing-room and made their nest in the adjoining room belonging to Miss Nalimova.
Началось с того, что закулисные завсегдатаи стали обегать ее уборную и свили себе гнездо по соседству, в уборной девицы Налимовой.
Then, without exhibiting direct enmity, the audiences began to receive Pogorelskaya I, when she appeared on the stage, with a disheartening reserve, as if she were not the star actress, but some insignificant dumb performer.
Потом — не выказывая, впрочем, прямо враждебных действий — начали принимать девицу Погорельскую, при ее выходах, с такою убийственною воздержностью, как будто на сцену появился не первый сюжет, а какой-нибудь оглашенный статист.
At last the clique insisted that the manager take some parts away from Anninka and give them to Nalimova.
Наконец, настояли на том, чтобы антрепренер отобрал у Анниньки некоторые роли и отдал их Налимовой.
And what was most curious, the most important part in this underhand intrigue was played by Lubinka, whose confidant was Nalimova.
И что еще любопытнее, во всей этой подпольной интриге самое деятельное участие принимала Любинька, у которой Налимова состояла на правах наперсницы.
Toward autumn Anninka was surprised to find that she was compelled to play the rôle of Orestes in Fair Helen, and only Pericola had been left to her of all her main parts.
К осени Аннинька с изумлением увидела, что ее заставляют играть Ореста в
«Прекрасной Елене» и что из прежних первых ролей за ней оставлена только Перикола, да и то потому, что сама девица Налимова не решилась соперничать с ней в этой пьесе.
That was because Nalimova would not dare to vie with her in the rôle.
In addition, the manager notified her that in view of her cold reception by the audiences, her salary would be reduced to seventy-five rubles a month, with only half the proceeds of one benefit during the year.
Сверх того, антрепренер объявил ей, что, ввиду охлаждения к ней публики, жалованье ее сокращается до 75 рублей в месяц с одним полубенефисом в течение года.
Anninka lost courage, because with so small a salary she would have to move from the hotel to an inn.
Аннинька струсила, потому что при таком жалованье ей приходилось переходить из гостиницы на постоялый двор.
She wrote letters to two or three managers offering her services, but invariably received the answer that they were actually flooded with applicants for the Pericola rôle, and besides, they had learned of her shrewish obstinacy from reliable sources, and so could not foresee any hopes of her success.
Она написала письма двум-трем антрепренерам, предлагая свои услуги, но отовсюду получила ответ, что нынче и без того от Перикол отбою нет, а так как, сверх того, из достоверных источников сделалось известно об ее строптивости, то и тем больше надежд на успех не предвидится.
Anninka was now living on her last savings.
Аннинька проживала последние запасные деньги.
Another week and she would have to move to the inn and live with Khoroshavina, who was playing Parthenis and was favored with the attention of a constable.
Еще неделя — и ей не миновать было постоялого двора, наравне с девицей Хорошавиной, игравшей Парфенису и пользовавшейся покровительством квартального надзирателя.
скачать в HTML/PDF
share