5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 295 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

On leaving her sister's, Anninka went not to the hotel but to her own quarters, small but snug and nicely furnished.
От сестры Аннинька отправилась уже не в гостиницу, а на свою квартиру, маленькую, но уютную и очень мило отделанную.
She was followed by Kukishev.
Туда же следом за ней вошел и Кукишев.
The whole winter passed in an indescribable hurly-burly.
Вся зима прошла в каком-то неслыханном чаду.
Anninka was completely in the swing, and if she ever reminded herself of her "treasure," it was only in order to laugh it off with
Аннинька окончательно закружилась, и ежели по временам вспоминала об «сокровище», то только для того, чтобы сейчас же мысленно присовокупить:
"How foolish I was!"
«Какая я, однако ж, была дура!»
Kukishev, very proud of the fact that his "idea" of securing a mistress like Lubinka had materialized, made ducks and drakes of his money.
Instigated by emulation, he ordered two gowns to Lyulkin's one, and two dozen bottles of champagne to his one dozen.
Кукишев, под влиянием гордого сознания, что его идея насчет «крали» равного достоинства с Любинькой осуществилась, не только не жалел денег, но, подстрекаемый соревнованием, выписывал непременно два наряда, когда Люлькин выписывал только один, и ставил две дюжины шампанского, когда Люлькин ставил одну.
Lubinka herself began to envy her sister, because she succeeded in laying by forty lottery bonds during the winter in addition to a considerable amount of jewelry.
Даже Любинька начала завидовать сестре, потому что последняя успела за зиму накопить сорок выигрышных билетов, кроме порядочного количества золотых безделушек с камешками и без камешков.
However, they became friendly again and decided to pool their hoardings.
Они, впрочем, опять сдружились и решили все накопленное хранить сообща.
Anninka always hoped for something, and during an intimate talk with her sister, said:
При этом Аннинька все еще о чем-то мечтала и в интимной беседе с сестрой говорила:
"When all this will be over, we will go back to Pogorelka.
— Когда все это кончится, то мы поедем в Погорелку.
We will have money and establish a home for ourselves."
У нас будут деньги, и мы начнем хозяйничать.
"And you think this will ever end?
Fool!"
Lubinka retorted cynically.
На что Любинька очень цинично возражала:
— А ты думаешь, что это когда-нибудь кончится… дура!
To Anninka's misfortune, Kukishev soon came upon a new "idea," which he began to pursue with his usual obstinacy.
На несчастье Анниньки, у Кукишева явилась новая «идея», которую он начал преследовать с обычным упорством.
A vulgar and eminently shallow-pated man, he imagined he would reach the pinnacle of bliss if his queen would "accompany" him, that is, if she would drink vodka with him.
Anninka for some time declined, referring to the fact that Lyulkin never compelled Lubinka to drink vodka.
Как человеку неразвитому и притом несомненно неумному, ему казалось, что он очутится наверху блаженства, если его «краля» будет «делать ему аккомпанемент», то есть вместе с ним станет пить водку.
— Хлопнемте-с! вместе-с! по одной-с! — приставал он к ней беспрестанно (он всегда говорил Анниньке «вы», во-первых, ценя в ней дворянское звание и, во-вторых, желая показать, что и он недаром жил в «мальчиках» в московском гостином дворе).
Аннинька некоторое время отнекивалась, ссылаясь на то, что и Люлькин никогда не заставлял Любиньку пить водку.
"And yet she drinks out of love for Lyulkin," Kukishev retorted.
"And may I ask you, darling, do you take the Lyulkins as an example?
— Однако же оне из любви к господину Люлькину все-таки кушают-с! — возразил Кукишев, — да и позвольте вам доложить, кралечка-с, разве нам господа Люлькины образец-с?
They are Lyulkins, while you and I, we are Kukishevs.
Они — Люлькины-с, а мы с вами — Кукишевы-с!
Therefore we will drink in our own Kukishev way."
Оттого мы и хлопнем, по-нашему-с, по-кукишевски-с!
Kukishev had his way.
Одним словом, Кукишев настоял.
Once Anninka took a small glass of green liquid from the hands of her "beloved" and gulped it down.
Однажды Аннинька приняла из рук своего возлюбленного рюмку, наполненную зеленой жидкостью, и разом опрокинула ее в горло.
Of course she saw stars, choked, coughed, became dizzy, thereby putting Kukishev in transports of delight.
Разумеется, невзвидела света, поперхнулась, закашлялась, закружилась и этим привела Кукишева в неистовый восторг.
скачать в HTML/PDF
share