5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 297 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Then the police superintendent began to confer secretly with the assistant attorney. ("Both of them guzzled champagne in my house every evening," Kukishev testified later at the trial.) On September 17th, at the anniversary of Kukishev's liaison, when he and the others celebrated Lubinka's birthday again, a member of the city council came running in and announced to Kukishev that a warrant was being made out at the City Board for his arrest.
Тогда полицмейстер начал о чем-то перешептываться с товарищем прокурора («Оба у меня шампанское каждый вечер лакали!» — показывал впоследствии на суде Кукишев).
И вот, 17-го сентября, в годовщину кукишевских «любвей», когда он вместе с прочими вновь праздновал именины Любиньки, прибежал гласный из городской управы и объявил Кукишеву, что в управе собралось присутствие и составляется протокол.
"They must have found out something!"
Kukishev exclaimed rather pluckily, and without further comment followed the messenger to the council-hall, and from there to prison.
— Стало быть, «дюбет» нашли? — довольно развязно воскликнул Кукишев и без дальних разговоров последовал за посланным в управу, а оттуда в острог.
The next day the zemstvo council also took fright.
На другой день всполошилась и земская управа.
The members assembled and ordered the money in the treasury counted and recounted, and at last came to the conclusion that their treasury, too, had been drained by somebody.
Собрались члены, послали в казначейство за денежным ящиком, считали, пересчитывали, но как ни хлопали на счетах, а в конце концов оказалось, что и тут «дюбет».
Lyulkin was present at the examination, pale, gloomy, but "noble"!
Люлькин присутствовал при ревизии, бледный, угрюмый, но… благородный!
When the loss had been discovered, and when it became apparent to Lyulkin that he had no hope of escaping, he walked to the window, drew a revolver from his pocket, and fired a bullet into his temple.
Когда «дюбет» обнаружился вполне осязательно и члены, каждый про себя, обсуждали, какое Дрыгаловское урочище придется каждому из них продавать для пополнения растраты, Люлькин подошел к окну, вынул из кармана револьвер и тут же всадил себе пулю в висок.
The event created quite a turmoil in the town.
Много говору наделало в городе это происшествие.
The people pitied Lyulkin, saying,
"At least he ended nobly!"
Судили и сравнивали.
Люлькина жалели, говорили: по крайней мере, благородно покончил!
But the general opinion about Kukishev was,
"He was born a shopkeeper, and a shopkeeper he will die!"
Об Кукишеве отзывались: аршинником родился, аршинником и умрет!
Concerning Anninka and Lubinka they simply said that "they were the cause of it all," and that it would not do any harm to put them behind the bars, too, so that in future matters might not be very inviting for such wretches.
А об Анниньке и Любиньке говорили прямо, что это — «они», что это — «из-за них» и что их тоже не мешало бы засадить в острог, чтобы подобным прощелыгам впредь неповадно было.
The prosecutors, however, did not arrest them, but terrorized them so mercilessly that they were completely dismayed.
Следователь, однако ж, не засадил их в острог, но зато так настращал, что они совсем растерялись.
Of course there were some kind people who advised them to conceal all their valuables, but they listened and understood nothing.
Нашлись, конечно, люди, которые приятельски советовали припрятать, что поценнее, но они слушали и ничего не понимали.
Owing to this, the attorney for the plaintiffs (both councils hired the same attorney), a daring fellow, wishing to satisfy his clients, came to the sisters one day, accompanied by the process server, to take an inventory.
He seized and sealed everything except their dresses and such gold and silver things as bore inscriptions showing they had been the gifts of the appreciative public.
Благодаря этому адвокат истцов (обе управы наняли одного и того же адвоката), отважный малый, в видах обеспечения исков, явился в сопровождении судебного пристава к сестрам и все, что нашел, описал и опечатал, оставив в их распоряжении только платья и те золотые и серебряные вещи, которые, судя по выгравированным надписям, оказывались приношениями восхищенной публики.
скачать в HTML/PDF
share