5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 304 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

There the orphans had been fed on rotten cured meats, there they heard the first words of hatred and contempt for human dignity.
Not the slightest childish misdeed had passed without punishment.
Nothing could be hidden from the stony-hearted, eccentric old woman, not an extra bite of bread, not a broken clay doll, not a torn rag, not a worn shoe.
Здесь происходило кормление протухлой солониной, здесь впервые раздались в ушах сирот слова: постылые, нищие, дармоеды, ненасытные утробы и проч.; здесь ничто не проходило им даром, ничто не укрывалось от проницательного взора черствой и блажной старухи: ни лишний кусок, ни изломанная грошовая кукла, ни изорванная тряпка, ни стоптанный башмак.
Each breach of law and order was instantly punished either with a reproach or a slap.
Всякое правонарушение немедленно восстановлялось или укоризной, или шлепком.
And then, when they had been permitted to dispose of themselves, when they had understood that they might run away from the disgusting place, they ran—there!
И вот, когда они получили возможность располагать собой и поняли, что можно бежать от этого паскудства, они и бежали… туда!
And nobody kept them from running away, nor could they have been kept from running away, because they could imagine nothing worse or more repulsive than Golovliovo.
И никто не удержал их от бегства, да и нельзя было удержать, потому что хуже, постылее Головлева не предвиделось ничего.
Ah, if all that could only be forgotten, if one could create a different existence in one's dreams, a magic world that would supplant both the past and the present!
Ах, если б все это забыть! если б можно было хоть в мечте создать что-нибудь иное, какой-нибудь волшебный мир, который заслонил бы собою и прошедшее и настоящее.
But alas, the reality Anninka had lived through had so powerful a hold, that the clutch of it suppressed the feeble efforts of her imagination.
Но, увы! действительность, которую она пережила, была одарена такою железною живучестью, что под гнетом ее сами собой потухли все проблески воображения.
In vain did fancy endeavor to imagine angels with silvery wings.
From behind those angels peeped inexorably the legions of Kukishevs, Lyulkins, Zabvennys, Popkovs.
Lord!
Was all lost?
Even the ability to deceive and beguile herself?
Had that been lost forever in the night revels, in wine, and in debauchery?
Напрасно мечта усиливается создать ангельчиков с серебряными крылышками — из-за этих ангельчиков неумолимо выглядывают Кукишевы, Люлькины, Забвенные, Папковы… Господи! да неужто же все утрачено? неужто даже способность лгать, обманывать себя — и та потонула в ночных кутежах, в вине и разврате?
Yet that past had to be killed somehow, so as not to poison her blood and rend her heart.
Надо, однако ж, как-нибудь убить это прошлое, чтоб оно не отравляло крови, не рвало на куски сердца!
It had to be crushed, utterly annihilated.
How strange and ruthless was that which had happened!
Надо, чтоб на него легло что-нибудь тяжелое, которое раздавило бы его, уничтожило бы совсем, дотла!
It was impossible even to conceive of some future, of some door by which to escape from the situation, of anything at all that might occur to change things.
И как все это странно и жестоко сложилось! нельзя даже вообразить себе, что возможно какое-нибудь будущее, что существует дверь, через которую можно куда-нибудь выйти, что может хоть что-нибудь случиться.
Nothing could occur.
Ничего случиться не может.
And what was even more unbearable was the fact that to all intents and purposes she was already dead, with the outward signs of life yet present.
И что всего несноснее: в сущности, она уже умерла, и между тем внешние признаки жизни — налицо.
She should have ended it then, along with Lubinka.
Somehow she had remained alive.
Надо было тогда кончать, вместе с Любинькой, а она зачем-то осталась.
скачать в HTML/PDF
share