5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 312 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Least of all could he imagine that he himself had been the source of these tragedies.
А, следовательно, тем меньше мог допустить, что он сам и есть виновник этих увечий.
Suddenly the terrible truth was revealed to his conscience, but all too late—too late for him to make amends for the crimes of his life.
И вдруг ужасная правда осветила его совесть, но осветила поздно, без пользы, уже тогда, когда перед глазами стоял лишь бесповоротный и непоправимый факт.
He was unsociable, old, with one foot in the grave, and there was not a single human being who approached him with loving pity.
Вот он состарелся, одичал, одной ногой в могиле стоит, а нет на свете существа, которое приблизилось бы к нему, «пожалело» бы его.
Why was he alone?
Why did he see nothing but indifference and hatred around him?
Why was it that everything he touched had perished?
Зачем он один? зачем он видит кругом не только равнодушие, но и ненависть? отчего все, что ни прикасалось к нему, — все погибло?
This estate of Golovliovo was once so full, a human nest.
How had it happened that now there was not a trace, not a feather left?
Вот тут, в этом самом Головлеве, было когда-то целое человечье гнездо — каким образом случилось, что и пера не осталось от этого гнезда?
Of the fledgelings nursed there his niece was the only one that remained alive, and she had come back only to sneer at him and deal him his deathblow.
Из всех выпестованных в нем птенцов уцелела только племянница, но и та явилась, чтоб надругаться над ним и доконать его.
Even Yevpraksia, simple as she was, hated him.
Даже Евпраксеюшка — уж на что простодушна — и та ненавидит.
She lived at Golovliovo because Porfiry sent her father, the sacristan, provisions every month, but undoubtedly she hated him.
Она живет в Головлеве, потому что отцу ее, пономарю, ежемесячно посылается отсюда домашний запас, но живет, несомненно ненавидя.
He had made her unhappy, too, by robbing her of her child.
И ей он, Иуда, нанес тягчайшее увечье, и у ней он сумел отнять свет жизни, отняв сына и бросив его в какую-то безыменную яму.
What was the outcome of his existence?
К чему же привела вся его жизнь?
Wherefore had he lied, babbled, persecuted, hoarded?
Зачем он лгал, пустословил, притеснял, скопидомствовал?
Who would inherit his wealth?
Who was to enjoy the fruits of his life?
Даже с материальной точки зрения, с точки зрения «наследства» — кто воспользуется результатами этой жизни? кто?
Who?
I repeat, his conscience had awakened.
Повторяю: совесть проснулась, но бесплодно.
Yudushka waited for the evening with feverish impatience not only in order to get bestially drunk, but also to drown his conscience.
Иудушка стонал, злился, метался и с лихорадочным озлоблением ждал вечера не для того только, чтобы бестиально упиться, а для того, чтобы утопить в вине совесть.
He hated the "dissolute wench," who lacerated his wounds with such cold cynicism, yet he was drawn to her irresistibly, as if there was still something to be said between them and some wounds to be torn open.
Он ненавидел «распутную девку», которая с такой холодной наглостью бередила его язвы, и в то же время неудержимо влекся к ней, как будто еще не все между ними было высказано, а оставались еще и еще язвы, которые тоже необходимо было растравить.
Every evening he made Anninka retell the story of Lubinka's death, and every evening the idea of self-destruction became riper in his mind.
Каждый вечер он заставлял Анниньку повторять рассказ о Любинькиной смерти, и каждый вечер в уме его больше и больше созревала идея о саморазрушении.
At first, the idea occurred to him casually.
But as his iniquities became more apparent to him, it sank deeper and deeper into his being and soon was the sole shining spot in all the gloom he saw ahead of him.
Сначала эта мысль мелькнула случайно, но, по мере того как процесс умертвий выяснялся, она прокрадывалась глубже и глубже и, наконец, сделалась единственною светящеюся точкой во мгле будущего.
And his health began to decline rapidly.
К тому же и физическое его здоровье резко пошатнулось.
скачать в HTML/PDF
share