5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 32 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

The symptoms of the moral sobering that had appeared during the hours of his approaching Golovliovo on the country road, vanished.
Признаки нравственного отрезвления, появившиеся было в те часы, покуда он приближался проселком к Головлеву, вновь куда-то исчезли.
Frivolity reasserted its rights and was followed by an acceptance of the conditions his mother imposed upon him.
Легкомыслие опять вступило в свои права, а вместе с тем последовало и примирение с «маменькиным положением».
The disquieting thought of the hopeless future, which had once pierced his mind, faded gradually away and finally was no more.
Будущее, безнадежное и безвыходное, однажды блеснувшее его уму и наполнившее его трепетом, с каждым днем все больше и больше заволакивалось туманом и, наконец, совсем перестало существовать.
The day and the evil thereof, the petty interests of existence in all its undisguised ugliness absorbed his entire being.
На сцену выступил насущный день, с его цинической наготою, и выступил так назойливо и нагло, что всецело заполонил все помыслы, все существо.
What part, indeed, could his intentions and opinions play when the course of the rest of his life in all its details was laid out in advance in Arina Petrovna's brain?
Да и какую роль может играть мысль о будущем, когда течение всей жизни бесповоротно и в самых малейших подробностях уже решено в уме Арины Петровны?
All day long he walked to and fro in his room, pipe in mouth, humming bits of songs, passing unaccountably from church tunes to boisterous airs.
Целыми днями шагал он взад и вперед по отведенной комнате, не выпуская трубки изо рта и напевая кой-какие обрывки песен, причем церковные напевы неожиданно сменялись разухабистыми, и наоборот.
If the village clerk happened to be in the office, he went up to him and engaged in a conversation, of which the chief topic was Arina Petrovna's income.
Когда в конторе находился налицо земский, то он заходил к нему и высчитывал доходы, получаемые Ариной Петровной.
"What does she do with all her wealth?" he would exclaim wonderingly, having reached the sum of more than eighty thousand rubles.
"My brothers' allowances are rather poor; she herself lives shabbily, and she feeds cured meats to father.
She deposits the money in the bank, that's what she does with it."
— И куда она экую прорву деньжищ девает! — удивлялся он, досчитываясь до цифры с лишком в восемьдесят тысяч на ассигнации, — братьям, я знаю, не ахти сколько посылает, сама живет скаредно, отца солеными полотками кормит… В ломбард! больше некуда, как в ломбард кладет.
On one occasion Finogey Ipatych came to deliver the taxes he had gathered, and the table was littered with paper money, and Stepan's eyes glittered.
Иногда в контору приходил и сам Финогей Ипатыч с оброками, и тогда на конторском столе раскладывались по пачкам те самые деньги, на которые так разгорались глаза у Степана Владимирыча.
"Ah, what a heap of money!" he exclaimed.
"And it all flows right down her throat.
As for giving her son some of these nice greenbacks, no, she wouldn't do that.
She wouldn't say:
'Here, my son, you who are visited by sorrow, here is some cash for wine and tobacco.'"
— Ишь пропасть какая деньжищ! — восклицал он, — и все-то к ней в хайло уйдут! нет того, чтоб сыну пачечку уделить! на, мол, сын мой, в горести находящийся! вот тебе на вино и на табак!
This was usually followed by endless cynical talks about how he could win over his mother's heart.
И затем начинались бесконечные и исполненные цинизма разговоры с Яковом-земским о том, какими бы средствами сердце матери так смягчить, чтоб она души в нем не чаяла.
"In Moscow," he held forth,
"I used to meet a man who knew a magic word.
If his mother refused to give him money he would utter 'the word,' and she instantly got cramps in her hands and feet, in fact all over."
— В Москве у меня мещанин знакомый был, — рассказывал Головлев, — так он «слово» знал… Бывало, как не захочет ему мать денег дать, он это «слово» и скажет… И сейчас это всю ее корчить начнет, руки, ноги — словом, все!
скачать в HTML/PDF
share