5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 38 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Please don't bite me."
Не укуси, сделай милость!
"Well, what——"
— Да что же я…
"Stop!
Hold your tongue for a minute.
Let your mother say a word.
— Постой! помолчи минутку! дай матери слово сказать!
Do you remember the commandment,
'Honor thy father and thy mother, and all will be well with thee?'
Am I to understand that you don't wish to be well?"
Помнишь ли, что в заповеди-то сказано: чти отца твоего и матерь твою — и благо ти будет… стало быть, ты «блага»-то себе не хочешь?
Pavel Vladimirych kept silence and looked at his mother in perplexity.
Павел Владимирыч молчал и смотрел на мать недоумевающими глазами.
"You see, you're silenced," went on Arina Petrovna, "you are guilty.
— Вот видишь, ты и молчишь, — продолжала Арина Петровна, — стало быть, сам чувствуешь, что блохи за тобой есть.
But I shall let you alone.
Ну, да уж бог с тобой!
For the sake of this joyful meeting we shall dispense with this talk.
Для радостного свидания, оставим этот разговор.
God, my child, sees everything.
As for me, I see you through and through, and I always have.
Бог, мой друг, все видит, а я… ах, как давно я тебя насквозь понимаю!
Children, children, you will remember your mother when she lies in her grave.
You will remember her, but it will be too late."
Ах, детушки, детушки! вспомните мать, как в могилке лежать будет, вспомните — да поздно уж будет!
"Mamma dear!" interposed Porfiry Vladimirych.
"Away with such black thoughts, away with them!"
— Маменька! — вступился Порфирий Владимирыч, — оставьте эти черные мысли! оставьте!
"We must all die," said Arina Petrovna sententiously.
"These are not black, but pious thoughts.
— Умирать, мой друг, всем придется! — сентенциозно произнесла Арина Петровна, — не черные это мысли, а самые, можно сказать… божественные!
I'm growing weak, children, oh, how weak!
Хирею я, детушки, ах, как хирею!
Debility and ailments are the only things left of my former strength.
Ничего-то во мне прежнего не осталось — слабость да хворость одна!
Even the maids have noticed it, and they don't care a rap for me.
Даже девки-поганки заметили это — и в ус мне не дуют!
If I say one word, they have ten in reply.
Я слово — они два! я слово — они десять!
I have only one threat, that I shall complain to the young masters.
Одну только угрозу и имею на них, что молодым господам, дескать, пожалуюсь!
That works sometimes."
Ну, иногда и попритихнут!
Tea was served and then breakfast, during which Arina Petrovna continued her complaining and self-pitying.
Подали чай, потом завтрак, в продолжение которых Арина Петровна все жаловалась и умилялась сама над собой.
After breakfast she invited her sons to her bedroom.
После завтрака она пригласила сыновей в свою спальную.
When the door was locked, she went straight to the business for which she had convoked the family council.
Когда дверь была заперта на ключ, Арина Петровна немедленно приступила к делу, по поводу которого был созван семейный совет.
"Simple Simon is here," she began.
— Балбес-то ведь явился! — начала она.
"We heard about it, mamma dear," said Porfiry Vladimirych; and it was hard to say whether it was irony or the calm complacency of a man who has just eaten a hearty meal that sounded in his voice.
— Слышали, маменька, слышали! — отозвался Порфирий Владимирыч не то с иронией, не то с благодушием человека, который только что сытно покушал.
"He has come here as if that were the proper thing to do.
Whatever he may have done, he seems to think the old mother will always have bread for him.
— Пришел, словно и дело сделал, словно так и следовало: сколько бы, мол, я ни кутил, ни мутил, у старухи матери всегда про меня кусок хлеба найдется!
скачать в HTML/PDF
share