5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 44 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

You are greatly mistaken.
Найдется, голубчик, ах, как найдется!
Then neither of you wants to sit in judgment?"
Так, значит, вы оба от судбища отказываетесь?
"I, dearest mother——"
— Я, милая маменька…
"What am I in this?" said Pavel Vladimirych.
— И я тоже.
"I don't care.
Мне что!
Have him torn to pieces."
По мне, пожалуй, хоть на куски…
"Hold your tongue, for Christ's sake, you wicked man!"
Arina Petrovna felt she was fully entitled to call her son "scoundrel," but refrained in deference to the joyous meeting.
"Well, if you refuse to judge him I shall.
— Да замолчи, Христа ради… недобрый ты сын! (Арина Петровна понимала, что имела право сказать «негодяй», но, ради радостного свидания, воздержалась.) Ну, ежели вы отказываетесь, то приходится мне уж собственным судом его судить.
Here is my verdict.
I shall try to treat him kindly once more.
I shall hand over to him the little Vologda village, have a cottage built there, and let him live there and be fed by the peasants."
И вот какое мое решение будет: попробую и еще раз добром с ним поступить: отделю ему папенькину вологодскую деревнюшку, велю там флигелечек небольшой поставить — и пусть себе живет, вроде как убогого, на прокормлении у крестьян!
Although Porfiry Vladimirych had refused to sit in judgment on his brother, his mother's generosity was so amazing that he felt he simply had to point out the dangerous consequences of her project.
Хотя Порфирий Владимирыч и отказался от суда над братом, но великодушие маменьки так поразило его, что он никак не решился скрыть от нее опасные последствия, которые влекла за собой сейчас высказанная мера.
"Dearest mamma," he exclaimed, "you are more than magnanimous.
— Маменька! — воскликнул он, — вы больше, чем великодушны!
You are confronted by a deed—well, the vilest, meanest deed—and then you forget and pardon.
Вы видите перед собой поступок… ну, самый низкий, черный поступок… и вдруг все забыто, все прощено!
Magnificent!
Веллли-ко-лепно.
But forgive me, I am afraid for you, dearest.
Но извините меня… боюсь я, голубушка, за вас!
Think what you will of me, but if I were you, I wouldn't do it."
Как хотите меня судите, а на вашем месте… я бы так не поступил!
"Why not?"
— Это почему?
"I don't know.
Perhaps I lack your magnanimity, that motherly feeling of yours.
But one thought comes back to me all the while—what if brother Stepan does the same with his second legacy as he did with his first?"
— Не знаю… Может быть, во мне нет этого великодушия… этого, так сказать, материнского чувства… Но все как-то сдается: а что, ежели брат Степан, по свойственной ему испорченности, и с этим вторым вашим родительским благословением поступит точно так же, как и с первым?
Arina Petrovna had already thought of that, yet in the back of her mind was another consideration.
Оказалось, однако, что соображение это уж было в виду у Арины Петровны, но что, в то же время, существовала и другая сокровенная мысль, которую и пришлось теперь высказать.
"The Vologda estate is father's property, it belongs to the patrimony," she said through her teeth.
"Sooner or later a portion of the patrimony will have to be doled out to him."
— Вологодское-то именье ведь папенькино, родовое, — процедила она сквозь зубы, — рано или поздно все-таки придется ему из папенькинова имения часть выделять.
"I understand that very well, mother dear."
— Понимаю я это, милый друг маменька…
"Then you also understand that on giving him the Vologda village we can make him sign a document to the effect that he has received his full share and that he renounces all further inheritance claims."
— А коли понимаешь, так, стало быть, понимаешь и то, что выделивши ему вологодскую-то деревню, можно обязательство с него стребовать, что он от папеньки отделен и всем доволен?
"I understand that too, dearest mother.
— Понимаю и это, голубушка маменька.
Your excessive kindness caused you to commit a grave mistake.
Большую вы тогда, по доброте вашей, ошибку сделали!
скачать в HTML/PDF
share