5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 50 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Not a cent to my name, and none coming.
Ни плошки, ни ложки — ничего теперь у меня нет, да и впредь не предвидится!
I have set the old woman at ease."
Успокоил старуху!
He parted with his brothers peaceably, and was in raptures over his big supply of tobacco.
С братьями он расстался мирно и был в восторге, что теперь у него целый запас табаку.
Of course, he couldn't help calling Porfisha Bloodsucker and Yudushka, but the disparaging terms were drowned in a deluge of incoherent, meaningless chatter.
Конечно, он не мог воздержаться, чтоб не обозвать Порфишу кровопивушкой и Иудушкой, но выражения эти совершенно незаметно утонули в целом потоке болтовни, в которой нельзя было уловить ни одной связной мысли.
In taking leave the brothers became liberal and even gave him money.
Porfiry Vladimirych accompanied his gift with the following speech:
На прощанье братцы расщедрились и даже дали денег, причем Порфирий Владимирыч сопровождал свой дар следующими словами:
"This money will be handy in case you need oil for the ikon lamp or if you want to set up a candle in the church.
— Маслица в лампадку занадобится или богу свечечку поставить захочется — ан деньги-то и есть!
That's how it is, brother.
Так-то, брат!
Be good and gentle, and our dear mother will be satisfied.
You will have your comforts, and all of us will be merry and happy.
Живи-ко брат, тихо да смирно — и маменька будет тобой довольна, и тебе будет покойно, и всем нам весело и радостно.
Our mother is a kindly soul, you know."
Мать — ведь она добрая, друг!
"There is no denying that she is kindly," agreed Stepan Vladimirych.
"Only she feeds me on rotten pickled meat."
— Добрая-то добрая, — согласился и Степан Владимирыч, — только вот солониной протухлой кормит!
"Whose fault is it?
Who treated mother's blessing with disrespect?
It is your own fault that you lost your estate.
— А кто виноват? кто над родительским благословением надругался? — сам виноват, сам именьице-то спустил!
What a nice little estate it was.
А именьице-то какое было: кругленькое, превыгодное, пречудесное именьице!
If you only knew how to behave yourself and live modestly, you would now be eating beef and veal and even ordering sauce with them.
Вот кабы ты повел себя скромненько да ладненько, ел бы ты и говядинку и телятинку, а не то так и соусцу бы приказал.
You would have plenty of everything, potatoes, cabbage, peas.
Am I not right, brother?"
И всего было бы у тебя довольно: и картофельцу, и капустки, и горошку… Так ли, брат, я говорю?
Had Arina Petrovna heard this harangue, it would have made her impatient, and she would have let the orator know that it did.
Если б Арина Петровна слышала этот диалог, наверно, она не воздержалась бы, чтоб не сказать: ну, затарантила таранта!
But Simple Simon was fortunate that his mind could not, as it were, retain other people's words, and not a syllable of Yudushka's speech reached its destination.
Но Степка-балбес именно тем и счастлив был, что слух его, так сказать, не задерживал посторонних речей.
Иудушка мог говорить сколько угодно и быть вполне уверенным, что ни одно его слово не достигнет по назначению.
So Stepan Vladimirych parted with his brothers amicably.
And there was some vanity in his showing Yakov, the village clerk, two twenty-five ruble notes that had been left in his hands after the brothers had departed.
Одним словом, Степан Владимирыч проводил братьев дружелюбно и не без самодовольства показал Якову-земскому две двадцатипятирублевые бумажки, очутившиеся в его руке после прощания.
"This will last me a long time," he said.
"We've got tobacco.
We're well provided with tea and sugar.
Nothing is missing but vodka.
However, should we want vodka, we'll get vodka, too.
— Теперь, брат, мне надолго станет! — сказал он, — табак у нас есть, чаем и сахаром мы обеспечены, только вина недоставало — захотим, и вино будет!
скачать в HTML/PDF
share