5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 53 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

He spent the evenings in the counting-house, because Arina Petrovna refused to supply him with candles.
Вечера он проводил в конторе, потому что Арина Петровна, по-прежнему, не отпускала для него свечей.
Several times, through the bailiff, he asked for boots and a fur coat, and was invariably told that boots were not kept in store for him, but that he would be given a pair of felt shoes as soon as the cold spells arrived.
Несколько раз просил он через бурмистра, чтоб прислали ему сапоги и полушубок, но получил ответ, что сапогов для него не припасено, а вот наступят заморозки, то будут ему выданы валенки.
Evidently, Arina Petrovna intended to fulfill her program literally, that was, to sustain her son in such a manner as barely to keep him from starvation.
Очевидно, Арина Петровна намеревалась буквально выполнить свою программу: содержать постылого в такой мере, чтоб он только не умер с голоду.
At first he abused his mother, but then behaved as though he had forgotten all about her.
Сначала он ругал мать, но потом словно забыл об ней; сначала он что-то припоминал, потом перестал и припоминать.
Even the light of the candles in the counting-room annoyed him, and he began to lock himself in his room and remain all alone in the darkness.
Даже свет свечей, зажженных в конторе, и тот опостылел ему, и он затворялся в своей комнате, чтоб остаться один на один с темнотою.
There was just a single refuge left, one that he still dreaded but that attracted him irresistibly, to get drunk and forget deeply, irrevocably, to plunge into the sea of oblivion and never emerge again.
Впереди у него был только один ресурс, которого он покуда еще боялся, но который с неудержимою силой тянул его к себе.
Этот ресурс — напиться и позабыть.
Позабыть глубоко, безвозвратно, окунуться в волну забвения до того, чтоб и выкарабкаться из нее было нельзя.
Everything drove him to it, the debauchery of the past, the enforced idleness of the present, his ailing body with the torturing cough, the unbearable asthma, and the constantly increasing pains in his heart.
Все увлекало его в эту сторону: и буйные привычки прошлого, и насильственная бездеятельность настоящего, и больной организм с удушливым кашлем, с несносною, ничем не вызываемою одышкой, с постоянно усиливающимися колотьями сердца.
At last the hour came.
Наконец он не выдержал.
"You must fetch me a bottle of vodka for to-night," he said once to the village clerk in a voice boding little good.
— Сегодня, брат, надо ночью штоф припасти, — сказал он однажды земскому голосом, не предвещавшим ничего доброго.
That one bottle of vodka was followed by a long succession of other bottles.
After that he got drunk every night.
Сегодняшний штоф привел за собой целый последовательный ряд новых, и с этих пор он аккуратно каждую ночь напивался.
At nine o'clock, when the light in the counting-house had been put out and the servants had retired to their quarters, he placed a bottle of vodka and a slice of rye bread thickly strewn over with salt on the table.
В девять часов, когда в конторе гасили свет и люди расходились по своим логовищам, он ставил на стол припасенный штоф с водкой и ломоть черного хлеба, густо посыпанный солью.
He did not attack the liquor at once, but approached it stealthily as it were.
Не сразу приступал он к водке, а словно подкрадывался к ней.
скачать в HTML/PDF
share