5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 67 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Not that Arina Petrovna actually sermonized and moralized in her letters, but above all, she trusted in God's help, "which in these faithless times does not abandon even slaves, far less those who because of their means were the surest prop and ornament of the church."
Арина Петровна уже не выговаривала и не учительствовала в письмах, но больше всего уповала на божию помощь, «которая, по нынешнему легковерному времени, и рабов не оставляет, а тем паче тех, кои, по достаткам своим, надежнейшей опорой для церкви и ее украшения были».
Yudushka instinctively understood that if mother dear began to put her hope in God, then there was some flaw in the fabric of her existence.
Иудушка инстинктом понял, что ежели маменька начинает уповать на бога, то это значит, что в ее существовании кроется некоторый изъян.
And he took advantage of the flaw with his peculiar, subtle skill.
И он воспользовался этим изъяном с свойственною ему лукавою ловкостью.
Almost at the very end of the preliminaries to the emancipation, he visited Golovliovo quite unexpectedly and found Arina Petrovna sunk into despondency, almost to a point of prostration.
Перед самым концом эмансипационного дела он совсем неожиданно посетил Головлево и нашел Арину Петровну унывающею, почти измученною.
"Well, what news?
What do they say in St. Petersburg?" was her first question, after mutual greetings had been exchanged.
— Что? как? что в Петербурге поговаривают? — был первый ее вопрос по окончании взаимных приветствий.
Porfiry cast down his eyes and sat speechless.
Порфиша потупился и сидел молча.
"No, you must consider my circumstances," continued Arina Petrovna, gathering from her son's silence that good news was not to be expected.
"Right now in the maids' room I have about thirty of these creatures.
What shall I do with them?
— Нет, ты в мое положение войди! — продолжала Арина Петровна, поняв из молчания сына, что хорошего ждать нечего, — теперь у меня одних поганок в девичьей тридцать штук сидит — как с ними поступить?
If they remain in my care, what am I going to feed them on?
Ежели они на моем иждивении останутся — чем я их кормить стану?
At present I have a little cabbage, a little potatoes, some bread, enough of everything; and we manage somehow to make both ends meet.
Теперь у меня и капустки, и картофельцу, и хлебца — всего довольно, ну и питаемся понемногу!
If the potatoes give out, I order cabbage to be cooked; if there is no cabbage, cucumbers have to do.
Картофельцу нет — велишь капустки сварить; капустки нет — огурчиками извернешься!
But now, if I have to run to market for everything and pay for everything, and buy and serve, how am I ever to provide for such a crowd?"
А ведь тогда я сама за всем на базар побеги, да за все денежки заплати, да купи, да подай — где на этакую ораву напасешься!
Porfiry gazed into the eyes of his "mother dear" and smiled bitterly as a sign of sympathy.
Порфиша глядел милому другу маменьке в глаза и горько улыбался в знак сочувствия.
"And then, if the government is going to turn them loose, give them absolute leeway—well, then, I don't know, I don't know, I don't know what it will come to."
— Ежели же их на все на четыре стороны выпустят: бегите, мол, милые, вытаращивши глаза! — ну, уж не знаю!
Не знаю! не знаю! не знаю, что из этого выйдет!
Porfiry smiled as if there were something very funny in "what it was coming to."
Порфиша ухмыльнулся, как будто ему и самому очень уж смешно показалось, «что из этого выйдет».
"Don't you laugh.
— Нет, ты не смейся, мой друг!
скачать в HTML/PDF
share