5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 70 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

As for me, I'll go to the monastery with Annushka's orphans and live under the saint's wing.
А я… удалюсь я с Аннушкиными сиротками к чудотворцу и заживу у него под крылышком!
Perhaps the desire will awaken in one of the girls to serve God.
Well, then, the convent is right at hand.
Может быть, и из них у которой-нибудь явится желание богу послужить, так тут и Хотьков рукой подать!
I'll buy myself a little house, plant a little garden, potatoes, cabbage—there'll be enough of everything for me."
Куплю себе домичек, огородец выкопаю; капустки, картофельцу — всего у меня довольно будет!
Such idle talk continued for several days, Arina Petrovna making the boldest plans, withdrawing them and remaking them, and then finally carrying the matter so far that she could not withdraw again.
Несколько дней сряду велся этот праздный разговор; несколько раз делала Арина Петровна самые смелые предположения, брала их назад и опять делала, но, наконец, довела дело до такой точки, что и отступить уж было нельзя.
Within half a year after Yudushka's visit this was the situation: Arina Petrovna not at the monastery, nor in a little house built near her husband's grave.
Instead of that she had divided the estate, leaving only the capital for herself.
Не далее как через полгода после Иудушкиной побывки положение дел было следующее: Арина Петровна не уехала ни к Сергию-троице, ни в домик у могилки мужа, а имение разделила, оставив при себе только капитал.
Porfiry Vladimirych received the better part and Pavel Vladimirych the worse part.
При этом Порфирию Владимирычу была выделена лучшая часть, а Павлу Владимирычу — похуже.
_____
CHAPTER III
***
Arina Petrovna remained at Golovliovo.
This gave rise, of course, to a domestic comedy.
Арина Петровна осталась, по-прежнему, в Головлеве, причем, разумеется, не обошлось без семейной комедии.
Yudushka shed tears and succeeded in inducing his mother dear to manage his household without accountability to him, to receive the income and to use it at her discretion.
"And, dearest, whatever portion of the income you give me," he added,
"I shall be satisfied with it."
Иудушка пролил слезы и умолил доброго друга маменьку управлять его имением безотчетно, получать с него доходы и употреблять по своему усмотрению, «а что вы мне, голубушка, из доходов уделите, я всем, даже малостью, буду доволен».
Pavel, on the other hand, thanked his mother coldly ("as if he wanted to bite me," were her words), immediately retired from service ("just so, without his mother's blessing, like a madman, he escaped to freedom") and settled down at Dubrovino.
Напротив того, Павел поблагодарил мать холодно («точно укусить хотел»), тотчас же вышел в отставку («так, без материнского благословения, как оглашенный, и выскочил на волю!») и поселился в Дубровине.
From that time on, Arina Petrovna's judgment became somewhat dimmed.
С этих пор на Арину Петровну нашло затмение.
The image of Porfishka the Bloodsucker, whom she had once sized up so shrewdly, now went, as it were, behind a fog.
Тот внутренний образ Порфишки-кровопивца, который она когда-то с такою редкою проницательностью угадывала, вдруг словно туманом задернулся.
She seemed no longer to understand anything except that, despite the division of the estate and the emancipation of the peasants, she still lived at Golovliovo and still owed no account to anyone.
Казалось, она ничего больше не понимала, кроме того, что, несмотря на раздел имения и освобождение крестьян, она по-прежнему живет в Головлеве и по-прежнему ни перед кем не отчитывается.
Here, at her side, lived another son, but what a difference!
Тут же, под боком, живет другой сын — но какая разница!
While Porfisha had entrusted both himself and his household into his mother's care, Pavel not only never consulted her about anything, but even spoke to her through his teeth.
Тогда как Порфиша и себя и семью — все вверил маменькиному усмотрению, Павел не только ни об чем с ней не советуется, но даже при встречах как-то сквозь зубы говорит!
скачать в HTML/PDF
share