5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 88 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

And in the meantime, as a relative, I shall drag myself up to the entresol.
Perhaps I shall still be in time to do some good, if not to his body, at least to his soul.
А я между тем по-родственному… на антресоли к брату поплетусь — может быть, и успею.
Не для тела, так для души что-нибудь полезное сделаю.
In his position, it seems to me, the soul is of much more consequence.
А в его положении душа-то, пожалуй, поважнее.
We can patch up the body, mother dear, with potions and poultices, but the soul needs a more potent remedy."
Тело-то мы, маменька, микстурками да припарочками подправить можем, а для души лекарства поосновательнее нужны.
Arina Petrovna made no objection.
Арина Петровна не возражала.
The thought of the inevitability of the "end" had taken such complete hold of her, that she observed everything and listened to everything about her dazedly.
Мысль о непредотвратимости «конца» до такой степени охватила все ее существо, что она в каком-то оцепенении присматривалась и прислушивалась ко всему, что происходило кругом нее.
She saw Yudushka rise from the sofa, stoop and shuffle his feet.
He liked to appear invalided at times.
He had an idea it added to his dignity.
She knew the unexpected appearance of the Bloodsucker in the entresol would greatly excite the patient, might even hasten his end.
But after the day of agitation, she was so exhausted that she felt as if in a dream.
Она видела, как Иудушка, покрякивая, встал с дивана, как он сгорбился, зашаркал ногами (он любил иногда притвориться немощным: ему казалось, что так почтеннее); она понимала, что внезапное появление кровопивца на антресолях должно глубоко взволновать больного и, может быть, даже ускорить развязку, но после волнений этого дня на нее напала такая усталость, что она чувствовала себя точно во сне.
Meanwhile Pavel Vladimirych was in an indescribable state of excitement.
Покуда это происходило, Павел Владимирыч находился в неописанной тревоге.
Though quite alone, he was aware of an unusual stir in the house.
Он лежал на антресолях совсем один и в то же время слышал, что в доме происходит какое-то необычное движение.
Every bang of a door, every hurried footstep in the hall awakened a mysterious alarm.
Всякое хлопанье дверьми, всякий шаг в коридоре отзывались чем-то таинственным.
For a while he called with all his might; but, soon convinced his shouts were useless, he gathered all his strength, sat up in bed, and listened.
Некоторое время он звал и кричал во всю мочь, но, убедившись, что крики бесполезны, собрал все силы, приподнялся на постели и начал прислушиваться.
The sound of running feet and loud voices stopped and was followed by a dead silence.
После общей беготни, после громкого говора голосов вдруг наступила мертвая тишина.
Something unknown and fearful surrounded him.
Что-то неизвестное, страшное обступило его со всех сторон.
Only a few, miserly rays of light sifted through the lowered shades and the dim light of the lamp burning before the ikon in the corner made the dusk filling the room seem all the darker and gloomier.
Дневной свет сквозь опущенные гардины лился скупо, и так как в углу, перед образом, теплилась лампадка, то сумерки, наполнявшие комнату, казались еще темнее и гуще.
Pavel fixed his gaze upon that mysterious corner as if for the first time he found something surprising in it.
В этот таинственный угол он и уставился глазами, точно в первый раз его поразило нечто в этой глубине.
The ikon, in a gilt framework on which the rays from the lamp fell perpendicularly, stood out of the gloom with a sort of striking brightness, like something alive.
A circle of light wavered upon the ceiling, flaring up or dying down in proportion to the strength or weakness of the lamplight.
Образ в золоченом окладе, в который непосредственно ударяли лучи лампадки, с какою-то изумительной яркостью, словно что-то живое, выступал из тьмы; на потолке колебался светящийся кружок, то вспыхивая, то бледнея, по мере того как усиливалось или слабело пламя лампадки.
скачать в HTML/PDF
share