5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 99 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

"So you're still at your blabbing," a voice at the door suddenly broke in.
— А вы все сквернословите! — вдруг раздалось в дверях.
Engrossed in conversation nobody had heard Yudushka steal up "like a thief in the night."
Посреди разговора никто и не слыхал, как подкрался Иудушка, яко тать в нощи.
He was all in tears, his head was bowed, his face pale, his hands crossed on his breast, his lips mumbling in prayer.
Он весь в слезах, голова поникла, лицо бледно, руки сложены на груди, губы шепчут.
For a few moments his eyes sought the ikons, then found them and for a brief while he prayed.
Некоторое время он ищет глазами образа, наконец находит и с минуту возносит свой дух.
"He's very ill.
Ah, how ill he is!" he finally exclaimed, embracing his mother dear.
— Плох! ах, как плох! — наконец восклицает он, обнимая милого друга маменьку.
"Is he?"
— Неужто уж так?
"Very, very ill, dear heart.
And do you recollect what a strong fellow he was?"
— Очень-очень дурен, голубушка… а помните, каким он прежде молодцом был!
"Well, he was never exactly strong.
I can't remember that, somehow."
— Ну, когда же молодцом… что-то я этого не помню!
"Ah no, mother dear, don't say that.
— Ах нет, маменька, не говорите!
He was, always.
I remember perfectly when he left the cadets corps how well shaped he was, broad shouldered, glowing with health.
Всегда он… я как сейчас помню, как он из корпуса вышел: стройный такой, широкоплечий, кровь с молоком… Да, да!
Yes, yes, mother dear, that's how it is.
Так-то, мой друг маменька!
We're all in God's hands.
To-day we're strong, in the best of health, we want to enjoy life to have a good meal, and tomorrow....
Все мы под богом ходим! сегодня и здоровы, и сильны, и пожить бы, и пожуировать бы, и сладенького скушать, а завтра…
He shrugged his shoulders and assumed deep emotion.
Он махнул рукой и умилился.
"Did he say anything at least?"
— Поговорил ли он, по крайней мере?
"Very little, dearest.
The only thing he said was,
'Good-by, brother.'
— Мало, голубушка; только и молвил: прощай, брат!
And yet, mother dear, he can feel.
He feels that he is in a bad way."
А ведь он, маменька, чувствует! чувствует, что ему плохо приходится!
"Well, no wonder he feels he is in a bad way when he can hardly catch his breath."
— Будешь, батюшка, чувствовать, как грудь-то ходуном ходит!
"No, mother dear, that's not what I mean.
— Нет, маменька, я не об том.
I have in mind the inner vision which is given to the righteous and which allows them to foresee their death."
Я об прозорливости; прозорливость, говорят, человеку дана; который человек умирает — всегда тот зараньше чувствует.
"Yes, yes!
Вот грешникам — тем в этом утешенье отказано.
Didn't he say anything about his will?"
— Ну-ну! об «распоряжении» не говорил ли чего?
"No, mother.
— Нет, маменька.
He wanted to say something about it, but I stopped him.
Хотел он что-то сказать, да я остановил.
'No,' I said, 'don't talk about that!
Нет, говорю, нечего об распоряжениях разговаривать.
Whatever you leave me, brother, out of the kindness of your heart, I shall be satisfied.
And even if you leave me nothing, I'll have mass said for you at my own expense.'
Что ты мне, брат, по милости своей, оставишь, я всему буду доволен, а ежели и ничего не оставишь — и даром за упокой помяну!
скачать в HTML/PDF
share