5#

Граф Монте Кристо 3 часть. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Граф Монте Кристо 3 часть". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 662 книги и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 170 из 391  ←предыдущая следующая→ ...

But Monte Cristo looked at him with so melancholy and sweet a smile, that Maximilian felt the tears filling his eyes.
Но Монте-Кристо взглянул на него с такой печальной и ласковой улыбкой, что слезы увлажнили глаза Максимилиана.
"I can do much for you, my friend," replied the count.
"Go; I must be alone."
– Многое в моей власти, друг мой, – ответил граф. – Идите, мне нужно побыть одному.
Morrel, subdued by the extraordinary ascendancy Monte Cristo exercised over everything around him, did not endeavor to resist it.
Моррель, покоренный той непостижимой силой, которой Монте-Кристо подчинял себе всех окружающих, даже не пытался ей противиться.
He pressed the count's hand and left.
Он пожал руку графа и вышел.
He stopped one moment at the door for Baptistin, whom he saw in the Rue Matignon, and who was running.
Но, дойдя до ворот, он остановился, чтобы подождать Батистена, который показался на углу улице Матиньон.
Meanwhile, Villefort and d'Avrigny had made all possible haste, Valentine had not revived from her fainting fit on their arrival, and the doctor examined the invalid with all the care the circumstances demanded, and with an interest which the knowledge of the secret intensified twofold.
Тем временем Вильфор и д’Авриньи спешно прибыли в дом королевского прокурора.
Они нашли Валентину все еще без чувств, и доктор осмотрел больную со всей тщательностью, которой требовали обстоятельства от врача, посвященного в страшную тайну.
Villefort, closely watching his countenance and his lips, awaited the result of the examination.
Вильфор, не отрывая глаз от лица д’Авриньи, ждал его приговора.
Noirtier, paler than even the young girl, more eager than Villefort for the decision, was watching also intently and affectionately.
Нуартье, еще более бледный, чем Валентина, еще нетерпеливее жаждущий ответа, чем Вильфор, тоже ждал, и все силы его души и разума сосредоточились в его взгляде.
At last d'Avrigny slowly uttered these words:--"she is still alive!"
Наконец д’Авриньи медленно проговорил:
– Она еще жива.
"Still?" cried Villefort; "oh, doctor, what a dreadful word is that."
– Еще! – воскликнул Вильфор. – Какое страшное слово, доктор!
"Yes," said the physician,
"I repeat it; she is still alive, and I am astonished at it."
– Да, я повторяю: она еще жива, и это очень меня удивляет.
"But is she safe?" asked the father.
– Но она спасена? – спросил отец.
"Yes, since she lives."
– Да, раз она жива.
At that moment d'Avrigny's glance met Noirtier's eye.
It glistened with such extraordinary joy, so rich and full of thought, that the physician was struck.
В эту минуту глаза д’Авриньи встретились с глазами Нуартье; в них светилась такая бесконечная радость, такая глубокая и всепроникающая мысль, что доктор был поражен.
He placed the young girl again on the chair,--her lips were scarcely discernible, they were so pale and white, as well as her whole face,--and remained motionless, looking at Noirtier, who appeared to anticipate and commend all he did.
Он снова опустил в кресло больную, чьи бескровные губы едва выделялись на бледном лице, и стоял неподвижно, глядя на Нуартье, который внимательно следил за каждым его движением.
"Sir," said d'Avrigny to Villefort, "call Mademoiselle Valentine's maid, if you please."
– Господин де Вильфор, – сказал наконец доктор, – позовите, пожалуйста, горничную мадемуазель Валентины.
Villefort went himself to find her; and d'Avrigny approached Noirtier.
Вильфор опустил голову дочери, которую поддерживал рукой, и сам пошел за горничной.
Как только Вильфор закрыл за собой дверь, д’Авриньи подошел к Нуартье.
"Have you something to tell me?" asked he.
– Вы желаете мне что-то сказать? – спросил он.
The old man winked his eyes expressively, which we may remember was his only way of expressing his approval.
Старик выразительно закрыл глаза; как нам известно, в его распоряжении был только этот единственный утвердительный знак.
"Privately?"
– Мне одному?
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1