5#

Граф Монте Кристо 3 часть. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Граф Монте Кристо 3 часть". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 216 из 391  ←предыдущая следующая→ ...

And her glance was turned towards heaven, where a mysterious providence disposes all things, and out of a fault, nay, even a vice, sometimes produces a blessing.
И она подняла глаза к небу, благодаря провидение, которое неисповедимо направляет грядущее и недостаток, даже порок обращает на благо человеку.
And then her thoughts, cleaving through space like a bird in the air, rested on Cavalcanti.
Затем ее мысль преодолела пространство, как птица, распластав крылья, перелетает пропасть, и остановилась на Кавальканти.
This Andrea was a wretch, a robber, an assassin, and yet his manners showed the effects of a sort of education, if not a complete one; he had been presented to the world with the appearance of an immense fortune, supported by an honorable name.
Этот Андреа оказался негодяем, вором, убийцей; и все же чувствовалось, что он недурно воспитан; он появился в свете как обладатель крупного состояния, покровительствуемый уважаемыми людьми.
How could she extricate herself from this labyrinth?
Как разобраться в этой путанице?
To whom would she apply to help her out of this painful situation?
Кто поможет найти выход из этого ужасного положения?
Debray, to whom she had run, with the first instinct of a woman towards the man she loves, and who yet betrays her,--Debray could but give her advice, she must apply to some one more powerful than he.
Дебрэ, к которому она бросилась в первом порыве как женщина, ищущая поддержки у человека, которого она любит, мог только дать ей совет; нужно было обратиться к кому-то более могущественному.
The baroness then thought of M. de Villefort.
Тогда баронесса вспомнила о Вильфоре.
It was M. de Villefort who had remorselessly brought misfortune into her family, as though they had been strangers.
Вильфор распорядился арестовать Кавальканти; Вильфор безжалостно внес смятение в ее семью, словно он был ей совсем чужой.
But, no; on reflection, the procureur was not a merciless man; and it was not the magistrate, slave to his duties, but the friend, the loyal friend, who roughly but firmly cut into the very core of the corruption; it was not the executioner, but the surgeon, who wished to withdraw the honor of Danglars from ignominious association with the disgraced young man they had presented to the world as their son-in-law.
– Нет, – поправила она себя, – королевский прокурор не бессердечный человек – он представитель правосудия, раб своего долга; честный и стойкий друг, который хотя и безжалостной, но уверенной рукой нанес скальпелем удар по гнойнику; он не палач, а хирург; он сделал все, чтобы честь Дангларов не пострадала от позора, которым покрыл себя этот погибший юноша, представленный ими обществу в качестве будущего зятя.
And since Villefort, the friend of Danglars, had acted in this way, no one could suppose that he had been previously acquainted with, or had lent himself to, any of Andrea's intrigues.
Раз Вильфор, друг семьи Данглар, действовал так, то нельзя было предположить, чтоб он мог что-либо знать заранее и потворствовать проискам Андреа.
Villefort's conduct, therefore, upon reflection, appeared to the baroness as if shaped for their mutual advantage.
Таким образом, поведение Вильфора начало представляться баронессе в новом свете, и она его истолковала в желательном для себя смысле.
But the inflexibility of the procureur should stop there; she would see him the next day, and if she could not make him fail in his duties as a magistrate, she would, at least, obtain all the indulgence he could allow.
Но на этом королевский прокурор должен остановиться; завтра она поедет к нему и добьется от него если не нарушения служебного долга, то, во всяком случае, всей возможной снисходительности.
She would invoke the past, recall old recollections; she would supplicate him by the remembrance of guilty, yet happy days.
M. de Villefort would stifle the affair; he had only to turn his eyes on one side, and allow Andrea to fly, and follow up the crime under that shadow of guilt called contempt of court.
Баронесса воззовет к прошлому; она воскресит его воспоминания; она будет умолять во имя грешной, но счастливой поры их жизни; Вильфор замнет дело или хотя бы даст Кавальканти возможность бежать – для этого ему достаточно обратить взор в другую сторону: карая преступление, он поразит только тень преступника заочным приговором.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1