5#

Граф Монте Кристо 3 часть. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Граф Монте Кристо 3 часть". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 231 из 391  ←предыдущая следующая→ ...

Twenty minutes, twenty tedious minutes, passed thus, then ten more, and at last the clock struck the half-hour.
Так прошло двадцать минут, двадцать вечностей; потом еще десять минут; наконец, часы зашипели и громко ударили один раз.
Just then the sound of finger-nails slightly grating against the door of the library informed Valentine that the count was still watching, and recommended her to do the same; at the same time, on the opposite side, that is towards Edward's room, Valentine fancied that she heard the creaking of the floor; she listened attentively, holding her breath till she was nearly suffocated; the lock turned, and the door slowly opened.
В этот миг еле слышное поскрипывание ногтем о дверцу шкафа дало знать Валентине, что граф бодрствует и советует ей бодрствовать тоже.
И сейчас же с противоположной стороны, где была комната Эдуарда, скрипнул паркет; Валентина насторожилась и замерла, затаив дыхание; щелкнула ручка, и дверь отворилась.
Valentine had raised herself upon her elbow, and had scarcely time to throw herself down on the bed and shade her eyes with her arm; then, trembling, agitated, and her heart beating with indescribable terror, she awaited the event.
Валентина едва успела откинуться на подушку и прикрыть локтем лицо.
Она вся дрожала, сердце ее сжималось от невыразимого ужаса.
Он ждала.
Some one approached the bed and drew back the curtains.
Кто-то подошел к кровати и коснулся полога.
Valentine summoned every effort, and breathed with that regular respiration which announces tranquil sleep.
Валентина собрала все свое мужество и начала дышать ровно, как спящая.
"Valentine!" said a low voice.
– Валентина! – тихо позвал чей-то голос.
Still silent: Valentine had promised not to awake.
Девушка вся затрепетала, но не ответила.
Then everything was still, excepting that Valentine heard the almost noiseless sound of some liquid being poured into the glass she had just emptied.
– Валентина! – повторил голос.
Молчание: Валентина обещала графу не просыпаться.
И Валентина услышала почти неуловимый звук жидкости, льющейся в стакан, из которого она недавно пила.
Then she ventured to open her eyelids, and glance over her extended arm.
Тогда она осмелилась приоткрыть веки и взглянуть из-под руки.
She saw a woman in a white dressing-gown pouring a liquor from a phial into her glass.
Женщина в белом пеньюаре наливала в ее стакан какую-то жидкость из флакона.
During this short time Valentine must have held her breath, or moved in some slight degree, for the woman, disturbed, stopped and leaned over the bed, in order the better to ascertain whether Valentine slept--it was Madame de Villefort.
В это короткое мгновение Валентина, вероятно, задержала дыхание или шевельнулась; женщина испуганно остановилась и нагнулась к постели, проверяя, спит ли она.
Это была г-жа де Вильфор.
On recognizing her step-mother, Valentine could not repress a shudder, which caused a vibration in the bed.
Валентина, узнав мачеху, так сильно задрожала, что дрожь передалась кровати.
Madame de Villefort instantly stepped back close to the wall, and there, shaded by the bed-curtains, she silently and attentively watched the slightest movement of Valentine.
Госпожа де Вильфор прижалась к стене и, спрятавшись за полог, молча, внимательно следила за малейшим движением Валентины.
The latter recollected the terrible caution of Monte Cristo; she fancied that the hand not holding the phial clasped a long sharp knife.
Девушка вспомнила предостережение Монте-Кристо; ей показалось, что в руке мачехи блеснуло лезвие длинного, острого ножа.
Then collecting all her remaining strength, she forced herself to close her eyes; but this simple operation upon the most delicate organs of our frame, generally so easy to accomplish, became almost impossible at this moment, so much did curiosity struggle to retain the eyelid open and learn the truth.
Тогда Валентина огромным усилием воли заставила себя закрыть глаза; и это движение, такое несмелое и обычно столь нетрудное, оказалось почти непосильным; любопытство, жажда узнать правду не давали векам сомкнуться.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1