5#

Граф Монте Кристо 3 часть. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Граф Монте Кристо 3 часть". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 299 из 391  ←предыдущая следующая→ ...

Madame de Villefort wiped his forehead, pressed her lips upon it, and sent him back with the ball in one hand and some bonbons in the other.
Г-жа де Вильфор поцеловала его в лоб, и ребенок, с мячиком в одной руке и пригоршней конфет в другой, побежал обратно.
Villefort, drawn by an irresistible attraction, like that of the bird to the serpent, walked towards the house.
As he approached it, Noirtier's gaze followed him, and his eyes appeared of such a fiery brightness that Villefort felt them pierce to the depths of his heart.
Вильфор, повинуясь неодолимой силе, словно птица, завороженная взглядом змеи, направился к дому; по мере того как он приближался, глаза Нуартье опускались, следя за ним, и огонь его зрачков словно жег самое сердце Вильфора.
In that earnest look might be read a deep reproach, as well as a terrible menace.
В этом взгляде он читал жестокий удар и беспощадную угрозу.
Then Noirtier raised his eyes to heaven, as though to remind his son of a forgotten oath.
И вот Нуартье медленно поднял глаза к небу, словно напоминая о забытой клятве.
"It is well, sir," replied Villefort from below,--"it is well; have patience but one day longer; what I have said I will do."
– Знаю, сударь, – ответил Вильфор. – Потерпите.
Потерпите еще один день; я помню свое обещание.
Noirtier seemed to be calmed by these words, and turned his eyes with indifference to the other side.
Эти слова, видимо, успокоили Нуартье, и он отвел взгляд.
Villefort violently unbuttoned his great-coat, which seemed to strangle him, and passing his livid hand across his forehead, entered his study.
Вильфор порывисто расстегнул душивший его ворот, провел дрожащей рукой по лбу и вернулся в свой кабинет.
The night was cold and still; the family had all retired to rest but Villefort, who alone remained up, and worked till five o'clock in the morning, reviewing the last interrogatories made the night before by the examining magistrates, compiling the depositions of the witnesses, and putting the finishing stroke to the deed of accusation, which was one of the most energetic and best conceived of any he had yet delivered.
Ночь прошла, как обычно, все в доме спали; один Вильфор, как всегда, не ложился и работал до пяти часов утра, просматривая последние допросы, снятые накануне следователями, сопоставляя показания свидетелей и внося еще больше ясности в свой обвинительный акт, один из самых убедительных и блестящих, какие он когда-либо составлял.
The next day, Monday, was the first sitting of the assizes.
Наутро, в понедельник, должно было состояться первое заседание сессии.
The morning dawned dull and gloomy, and Villefort saw the dim gray light shine upon the lines he had traced in red ink.
Вильфор видел, как забрезжило это утро, бледное и зловещее, и в его голубоватом свете на бумаге заалели строки, написанные красными чернилами.
The magistrate had slept for a short time while the lamp sent forth its final struggles; its flickerings awoke him, and he found his fingers as damp and purple as though they had been dipped in blood.
Королевский прокурор прилег на несколько минут; лампа догорала; он проснулся от ее потрескивания и заметил, что пальцы его влажны и красны, словно обагренные кровью.
He opened the window; a bright yellow streak crossed the sky, and seemed to divide in half the poplars, which stood out in black relief on the horizon.
Он открыл окно; длинная оранжевая полоса пересекала небо и словно разрезала пополам стройные тополя, выступавшие черными силуэтами на горизонте.
скачать в HTML/PDF
share