5#

Граф Монте Кристо 3 часть. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Граф Монте Кристо 3 часть". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 75 из 391  ←предыдущая следующая→ ...

But three weeks had already passed, and the most diligent search had been unsuccessful; the attempted robbery and the murder of the robber by his comrade were almost forgotten in anticipation of the approaching marriage of Mademoiselle Danglars to the Count Andrea Cavalcanti.
Но прошло уже три недели, а самые тщательнейшие розыски не привели ни к чему; в обществе начинали забывать об этом покушении и об убийстве вора его сообщником и занялись предстоящей свадьбой мадемуазель Данглар и графа Андреа Кавальканти.
It was expected that this wedding would shortly take place, as the young man was received at the banker's as the betrothed.
Этот брак был почти уже официально объявлен, и Андреа бывал в доме банкира на правах жениха.
Letters had been despatched to M. Cavalcanti, as the count's father, who highly approved of the union, regretted his inability to leave Parma at that time, and promised a wedding gift of a hundred and fifty thousand livres.
Написали Кавальканти-отцу; тот весьма одобрил этот брак, очень жалел, что служба мешает ему покинуть Парму, где он сейчас находится, и изъявил согласие выделить капитал, приносящий полтораста тысяч ливров годового дохода.
It was agreed that the three millions should be intrusted to Danglars to invest; some persons had warned the young man of the circumstances of his future father-in-law, who had of late sustained repeated losses; but with sublime disinterestedness and confidence the young man refused to listen, or to express a single doubt to the baron.
Было условлено, что три миллиона будут помещены у Данглара, который пустит их в оборот; правда, нашлись люди, выразившие молодому человеку свои сомнения в устойчивом положении дел его будущего тестя, который за последнее время терпел на бирже неудачу за неудачей; но Андреа, преисполненный высокого доверия и бескорыстия, отверг все эти пустые слухи и был даже настолько деликатен, что ни слова не сказал о них барону.
The baron adored Count Andrea Cavalcanti: not so Mademoiselle Eugenie Danglars.
Недаром барон был в восторге от графа Андреа Кавальканти.
With an instinctive hatred of matrimony, she suffered Andrea's attentions in order to get rid of Morcerf; but when Andrea urged his suit, she betrayed an entire dislike to him.
Что касается мадемуазель Эжени Данглар, – в своей инстинктивной ненависти к замужеству она была рада появлению Андреа, как способу избавиться от Морсера; но когда Андреа сделался слишком близок, она начала относиться к нему с явным отвращением.
The baron might possibly have perceived it, but, attributing it to a caprice, feigned ignorance.
Быть может, барон это и заметил; но так как он мог приписать это отвращение только капризу, то сделал вид, что не замечает его.
The delay demanded by Beauchamp had nearly expired.
Между тем выговоренная Бошаном отсрочка приходила к концу.
Morcerf appreciated the advice of Monte Cristo to let things die away of their own accord.
No one had taken up the remark about the general, and no one had recognized in the officer who betrayed the castle of Yanina the noble count in the House of Peers.
Кстати, Морсер имел возможность оценить по достоинству совет Монте-Кристо, который убеждал его дать делу заглохнуть; никто не обратил внимания на газетную заметку, касавшуюся генерала, и никому не пришло в голову узнать в офицере, сдавшем Янинский замок, благородного графа, заседающего в Палате пэров.
Albert, however felt no less insulted; the few lines which had irritated him were certainly intended as an insult.
Тем не менее Альбер считал себя оскорбленным, ибо не подлежало сомнению, что оскорбительные для него строки были помещены в газете преднамеренно.
Besides, the manner in which Beauchamp had closed the conference left a bitter recollection in his heart.
Кроме того, поведение Бошана в конце их беседы оставило в его душе горький осадок.
He cherished the thought of the duel, hoping to conceal its true cause even from his seconds.
Поэтому он лелеял мысль о дуэли, настоящую причину которой, если только Бошан на это согласился бы, он надеялся скрыть даже от своих секундантов.
скачать в HTML/PDF
share