5#

Граф Монте Кристо 3 часть. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Граф Монте Кристо 3 часть". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 671 книга и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 98 из 391  ←предыдущая следующая→ ...

"M. de Morcerf," continued Beauchamp, "looked at this woman with surprise and terror.
Her lips were about to pass his sentence of life or death.
To the committee the adventure was so extraordinary and curious, that the interest they had felt for the count's safety became now quite a secondary matter.
– Господин де Морсер глядел на эту девушку с изумлением и ужасом, – продолжал Бошан. – Слова, готовые слететь с этих прелестных губ, означали для него жизнь или смерть; остальные были так удивлены и заинтересованы появлением незнакомки, что спасение или гибель господина де Морсера уже не столь занимали их мысли.
The president himself advanced to place a seat for the young lady; but she declined availing herself of it.
Председатель предложил девушке сесть, но она покачала головой.
As for the count, he had fallen on his chair; it was evident that his legs refused to support him.
Граф же упал в свое кресло; ноги явно отказывались служить ему.
"'Madame,' said the president, 'you have engaged to furnish the committee with some important particulars respecting the affair at Yanina, and you have stated that you were an eyewitness of the event.'--'I was, indeed,' said the stranger, with a tone of sweet melancholy, and with the sonorous voice peculiar to the East.
«Сударыня, – сказал председатель, – вы писали комиссии, что желаете сообщить сведения о событиях в Янине, и заявляли, что были свидетельницей этих событий».
«Это правда», – отвечала незнакомка с чарующей грустью и той мелодичностью голоса, которая отличает речь всех жителей Востока.
"'But allow me to say that you must have been very young then.'--'I was four years old; but as those events deeply concerned me, not a single detail has escaped my memory.'--'In what manner could these events concern you? and who are you, that they should have made so deep an impression on you?'--'On them depended my father's life,' replied she.
«Однако, – сказал председатель, – разрешите мне вам заметить, что вы были тогда слишком молоды».
«Мне было четыре года; но, так как для меня это были события необычайной важности, то я не забыла ни одной подробности, ни одна мелочь не изгладилась из моей памяти».
«Но чем же были важны для вас эти события и кто вы, что эта катастрофа произвела на вас такое глубокое впечатление?»
'I am Haidee, the daughter of Ali Tepelini, pasha of Yanina, and of Vasiliki, his beloved wife.'
«Дело шло о жизни или смерти моего отца, – отвечала девушка, – я Гайде, дочь Али-Тебелина, янинского паши, и Василики, его любимой жены».
"The blush of mingled pride and modesty which suddenly suffused the cheeks of the young woman, the brilliancy of her eye, and her highly important communication, produced an indescribable effect on the assembly.
Скромный и в то же время горделивый румянец, заливший лицо девушки, ее огненный взор и величавость ее слов произвели невыразимое впечатление на собравшихся.
As for the count, he could not have been more overwhelmed if a thunderbolt had fallen at his feet and opened an immense gulf before him.
Граф де Морсер с таким ужасом смотрел на нее, словно пропасть внезапно разверзлась у его ног.
'Madame,' replied the president, bowing with profound respect, 'allow me to ask one question; it shall be the last: Can you prove the authenticity of what you have now stated?'--'I can, sir,' said Haidee, drawing from under her veil a satin satchel highly perfumed; 'for here is the register of my birth, signed by my father and his principal officers, and that of my baptism, my father having consented to my being brought up in my mother's faith,--this latter has been sealed by the grand primate of Macedonia and Epirus; and lastly (and perhaps the most important), the record of the sale of my person and that of my mother to the Armenian merchant El-Kobbir, by the French officer, who, in his infamous bargain with the Porte, had reserved as his part of the booty the wife and daughter of his benefactor, whom he sold for the sum of four hundred thousand francs.'
«Сударыня, – сказал председатель, почтительно ей поклонившись, – разрешите мне задать вам один вопрос, отнюдь не означающий с моей стороны сомнения, и это будет последний мой вопрос: можете ли вы подтвердить ваше заявление?»
«Да, могу, – отвечала Гайде, вынимая из складок своего покрывала благовонный атласный мешочек, – вот свидетельство о моем рождении, составленное моим отцом и подписанное его военачальниками; вот свидетельство о моем крещении, ибо мой отец дал свое согласие на то, чтобы я воспитывалась в вере моей матери; на этом свидетельстве стоит печать великого примаса Македонии и Эпира; вот, наконец (и это, вероятно, самый важный документ), свидетельство о продаже меня и моей матери армянскому купцу Эль-Коббиру французским офицером, который в своей гнусной сделке с Портой выговорил себе, как долю добычи, жену и дочь своего благодетеля и продал их за тысячу кошельков, то есть за четыреста тысяч франков».
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1