StudyEnglishWords

5#

Грозовой перевал. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Грозовой перевал". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 266 из 342  ←предыдущая следующая→ ...

‘You think HE IS better in health, then?’
I said.
– Так вы думаете, что его здоровье лучше? – сказала я.
‘Yes,’ she answered; ‘because he always made such a great deal of his sufferings, you know.
– Да, – ответила она, – он, знаешь, всегда так носился со своими страданиями.
He is not tolerably well, as he told me to tell papa; but he's better, very likely.’
Неверно, что он чувствует себя "довольно прилично", как он просит передать папе, но ему лучше – похоже, что так.
‘There you differ with me, Miss Cathy,’ I remarked;
‘I should conjecture him to be far worse.’
– В этом я с вами не соглашусь, мисс Кэти, – заметила я. – Мне кажется, ему много хуже.
Linton here started from his slumber in bewildered terror, and asked if any one had called his name.
Тут Линтон пробудился от дремоты в диком ужасе и спросил, не окликнул ли его кто-нибудь по имени.
‘No,’ said Catherine; ‘unless in dreams.
– Нет, – сказала Кэтрин, – тебе, верно, приснилось.
I cannot conceive how you manage to doze out of doors, in the morning.’
Не понимаю, как ты умудряешься спать на воздухе – да еще утром.
‘I thought I heard my father,’ he gasped, glancing up to the frowning nab above us.
‘You are sure nobody spoke?’
– Мне послышался голос отца, – прошептал он, оглядывая хмурившуюся над нами гору. – Ты уверена, что никто не говорил?
‘Quite sure,’ replied his cousin.
‘Only Ellen and I were disputing concerning your health.
– Вполне уверена, – ответила его двоюродная сестра. – Только мы с Эллен спорили о твоем здоровье.
Are you truly stronger, Linton, than when we separated in winter?
Ты в самом деле крепче, Линтон, чем был зимой, когда мы расстались?
If you be, I'm certain one thing is not stronger—your regard for me: speak,—are you?’
Если это и так, твое чувство ко мне – я знаю – ничуть не окрепло.
Скажи – тебе лучше?
The tears gushed from Linton's eyes as he answered,
Из глаз Линтона хлынули слезы, когда он ответил:
‘Yes, yes, I am!’
"Конечно!
Лучше, лучше!".
And, still under the spell of the imaginary voice, his gaze wandered up and down to detect its owner.
И все-таки, притягиваемый воображаемым голосом, взгляд его блуждал по сторонам, ища говорившего.
Cathy rose.
Кэти встала.
‘For to-day we must part,’ she said.
‘And I won't conceal that I have been sadly disappointed with our meeting; though I'll mention it to nobody but you: not that I stand in awe of Mr. Heathcliff.’
– На сегодня довольно, пора прощаться, – сказала она. – И не стану скрывать: я горько разочарована нашей встречей, хотя не скажу об этом никому, кроме тебя, – но вовсе не из страха перед мистером Хитклифом.
‘Hush,’ murmured Linton; ‘for God's sake, hush!
– Тише! – прошептал Линтон. – Ради бога, тише!
He's coming.’
And he clung to Catherine's arm, striving to detain her; but at that announcement she hastily disengaged herself, and whistled to Minny, who obeyed her like a dog.
Он идет. – И он схватил Кэтрин за локоть, силясь ее удержать; но при этом известии она поспешила высвободиться и свистнула Минни, которая подбежала послушно, как собака.
‘I'll be here next Thursday,’ she cried, springing to the saddle.
‘Good-bye.
– Я буду здесь в следующий четверг, – крикнула Кэти, вскочив в седло. – До свиданья.
Quick, Ellen!’
Живо, Эллен!
And so we left him, scarcely conscious of our departure, so absorbed was he in anticipating his father's approach.
Мы его оставили, а он едва сознавал, что мы уезжаем, – так захватило его ожидание, что сейчас подойдет отец.
Before we reached home, Catherine's displeasure softened into a perplexed sensation of pity and regret, largely blended with vague, uneasy doubts about Linton's actual circumstances, physical and social: in which I partook, though I counselled her not to say much; for a second journey would make us better judges.
Пока мы ехали домой, недовольство Кэтрин смягчилось и перешло в сложное чувство жалости и раскаяния, к которому примешивалось неясное и тревожное подозрение о фактическом положении Линтона – о его тяжелом недуге и трудных домашних обстоятельствах.
Я разделяла эти подозрения, хоть и советовала ей поменьше сейчас говорить: вторая поездка позволит нам вернее судить обо всем.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1