5#

Грозовой перевал. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Грозовой перевал". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 40 из 342  ←предыдущая следующая→ ...

She was much too fond of Heathcliff.
Она была очень привязана к Хитклифу.
The greatest punishment we could invent for her was to keep her separate from him: yet she got chided more than any of us on his account.
Мы не могли для нее придумать худшего наказания, как держать их врозь.
И все-таки ей из-за него влетало больше, чем всем нам.
In play, she liked exceedingly to act the little mistress; using her hands freely, and commanding her companions: she did so to me, but I would not bear slapping and ordering; and so I let her know.
В играх она очень любила изображать маленькую хозяйку, давая волю рукам и командуя товарищами.
Так же она вела себя и со мною, но я не терпела, чтобы мною помыкали и распоряжались; и я не давала ей спуску.
Now, Mr. Earnshaw did not understand jokes from his children: he had always been strict and grave with them; and Catherine, on her part, had no idea why her father should be crosser and less patient in his ailing condition than he was in his prime.
Мистер Эрншо в обращении с детьми не признавал шуток: он всегда был с ними суров и важен; а Кэтрин со своей стороны никак не могла понять, почему отец в своем болезненном состоянии стал злей и нетерпимей, чем был он раньше, в расцвете сил.
His peevish reproofs wakened in her a naughty delight to provoke him: she was never so happy as when we were all scolding her at once, and she defying us with her bold, saucy look, and her ready words; turning Joseph's religious curses into ridicule, baiting me, and doing just what her father hated most—showing how her pretended insolence, which he thought real, had more power over Heathcliff than his kindness: how the boy would do HER bidding in anything, and HIS only when it suited his own inclination.
Его ворчливые упреки пробуждали в ней озорное желание подзадорить его; никогда не бывала она так счастлива, как если мы все разом бранили ее, а она отражала наши нападки вызывающим, дерзким взглядом и смелыми словами – поднимала на смех Джозефа с его библейскими проклятиями, поддразнивала меня и делала то, из-за чего хозяин особенно сердился: она показывала, что ее напускная дерзость, которую тот принимал за подлинную, имеет над Хитклифом больше власти, чем вся доброта его приемного отца; что мальчик следует любому ее приказанию, а приказания хозяина выполняет лишь тогда, когда они отвечают его собственным желаниям.
After behaving as badly as possible all day, she sometimes came fondling to make it up at night.
Весь день, бывало, она ведет себя так, что хуже некуда, а вечером придет приласкаться к отцу.
‘Nay, Cathy,’ the old man would say,
‘I cannot love thee, thou'rt worse than thy brother.
"Нет, Кэти, – говорил тогда старик, – не могу я тебя любить, ты хуже своего брата.
Go, say thy prayers, child, and ask God's pardon.
Ступай помолись, дитя, и проси у бога милости.
I doubt thy mother and I must rue that we ever reared thee!’
Боюсь, нам с твоей матерью впору каяться, что мы тебя взрастили!"
That made her cry, at first; and then being repulsed continually hardened her, and she laughed if I told her to say she was sorry for her faults, and beg to be forgiven.
Сперва она плакала от таких его слов; но потом, постоянно отвергаемая, девочка зачерствела сердцем и смеялась, когда я посылала ее к отцу повиниться и попросить прощения.
But the hour came, at last, that ended Mr. Earnshaw's troubles on earth.
Но пришел час, положивший конец земным невзгодам мистера Эрншо.
He died quietly in his chair one October evening, seated by the fire-side.
В один октябрьский вечер, сидя у огня, он мирно скончался в своем кресле.
A high wind blustered round the house, and roared in the chimney: it sounded wild and stormy, yet it was not cold, and we were all together—I, a little removed from the hearth, busy at my knitting, and Joseph reading his Bible near the table (for the servants generally sat in the house then, after their work was done).
Ветер бушевал вокруг дома и выл в трубе дико и грозно.
От этого делалось жутко, но холодно не было, и мы собрались все вместе – я, несколько поодаль от очага, занялась своим вязаньем, а Джозеф читал Библию за столом (слуги у нас, закончив работу, обыкновенно сидели в доме вместе с господами).
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1